Шутка, которая уже не шутка

Это действительно была шутка. Расшифровка беседы, состоявшейся в июне 2016 года, которая была опубликована изданием Washington Post, не оставляет никаких сомнений — как и ее контекст. Политики-республиканцы обсуждают Россию и Украину на совещании руководителей Конгресса. Некоторые из них только что вернулись со встречи с украинским премьер-министром Владимиром Гройсманом, описавшим ситуацию в стране. По словам спикера Палаты представителей Пола Райана (Paul Ryan), Гройсман довольно интересно рассказывает о том, что Россия делает на Украине: она «платит [украинским] популистам, платит людям в наших правительствах, чтобы они разрушали наши правительства».

Затем к беседе присоединяется Кэти Макморрис Роджерс (Cathy McMorris Rodgers), председатель конференции республиканцев в Палате представителей. Ее «главный вывод» из этой беседы заключается в том, «насколько изощренной является пропаганда» в России. Она и некоторые другие участники намекают на НПО, которые Россия приобрела в Европе, включая группы, занимающиеся защитой окружающей среды, которые активно выступают против применения технологии гидроразрыва пластов — технологии, которая не нравится России, потому что она приводит к снижению цен на ее газ. «Это касается не только Украины», — говорит Райан. Спустя несколько секунд он добавляет: «Россия пытается обратить Украину против нее самой».

Именно в этот момент (психология — удивительная вещь) беседа соскальзывает на тему выборов в США. Республиканцы обсуждают украденные хакерами материалы членов предвыборного штаба Хиллари Клинтона, которые недавно стали достоянием общественности. И в этот момент лидер большинства в Палате представителей Кевин Маккарти (Kevin McCarthy) говорит: «Есть два человека, которым, я думаю, Путин платит, — [Дана] Рорабахер и Трамп». Согласно расшифровке, за этим следует «смех». Но Маккарти добавляет: «Богом клянусь». Снова звучит смех. А потом собравшиеся снова смеются, когда спикер палаты Пол Райан говорит: «Никаких утечек… Это доказывает, что все мы здесь — одна семья».

КонтекстПрезидент Пенс?The New York Times20.05.2017Трамп сам себе вредитThe Washington Post19.05.2017Связи Трампа с Россией — уловка?The Guardian19.05.2017Штаб Трампа контактировал с Россией не менее 18 разReuters19.05.2017
Повторюсь: да, это была шутка. Люди посмеялись. Но что это была за шутка? Фрейд считал, что шутки часто являются способом выразить те идеи и чувства, которые обычно подавляются, и что юмор — это своего рода выходное отверстие для «неподобающих» мыслей. Кант был одним из многих философов, которые считали, что шутки зачастую основываются на несоответствии, абсурдном контрасте и сопоставлении. Но этот фрагмент разговора является подтверждением обеих теорий юмора.

Да, мысль о том, что любой американский политик может так или иначе быть российским агентом, является неподобающей. Для политика-республиканца неприемлемо считать, что кандидат в президенты от Республиканской партии, коим Трамп тогда являлся, каким-то образом получает «гонорар» от России. Это нелепо и абсурдно. И именно в тот момент до некоторых присутствующих внезапно дошло, что это может оказаться правдой. Поэтому они посмеялись и поспешили заверить друг друга в солидарности: «Все мы здесь — одна семья».

Более того, неуместно сравнивать политику на Украине и в США. Украина — это бывшее тоталитарное государство, коррумпированное и слабое. США — это сверхдержава, имеющая за плечами 250-летний опыт демократии. Тем не менее, из расшифровки следует, что хакерская атака на системы национального комитета Демократической партии встревожила конгрессменов, потому что внезапно схожесть ситуации на Украине и в США стала абсолютно очевидной. Возможно, как и на Украине, в США Россия тоже «платит нашим популистам, платит людям в наших правительствах, чтобы они разрушали наши правительства». Возможно, Россия пытается «обратить Америку против нее самой». Но это нелепо! Абсурд! Поэтому все они посмеялись.

Эта расшифровка однозначно демонстрирует, почему на то, чтобы осознать связь Трамп-Россия, внезапно оказавшуюся такой очевидной и такой невероятной, потребовалось так много времени. Когда Дональд Трамп вступил в предвыборную гонку в США, он с помощью Пола Манафорта поставил украинскую политику прямо в центр американской политической системы. Бурные митинги, операции онлайн-троллей, использование добытых хакерами материалов с целью дискредитации оппонентов — именно такими методами пользовалась Россия на Украине. Точно такими же методами пользовался Трамп. Американцев настраивали друг против друга, как это ранее происходило с украинцами. В ход шли приемы подкупа, возможно, принимавшие форму сделок по недвижимости, но это неважно: эти очевидные приемы, эта авторитарная тактика, которую все мы были в состоянии увидеть, не должны были сработать.

До сего дня американцы самых разных политических взглядов с трудом принимают то, что на наши выборы и на нашего президента могло повлиять другое государство, и с трудом осознают последствия этого события для нашей демократии и безопасности, которые оказались далеко не такими устойчивыми, как мы думали. Возможно, нам не стоит удивляться тому, что первой реакцией был смех.

И что же происходит сейчас? Трамп уволил директора ФБР, который занимался расследованием его связей с Россией. Он шутил с российскими чиновниками в Овальном кабинете и передал им чрезвычайно секретную информацию. Огромное множество его помощников так или иначе связаны с Россией. Каждую неделю появляется новая информация о том, что его бизнес неким образом связан с российскими деньгами. Та шутка уже перестала быть шуткой. Мы не можем больше отрицать очевидное. Те республиканцы в Конгрессе, которые смеялись над ней в июне прошлого года, стали единственными американцами, способными решить эту проблему. Только хватит ли у них мужества?

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *