Чего больше всего боятся американские военные: войны на два фронта против России и Китая

Соединенные Штаты по-прежнему в состоянии вести и выиграть две войны одновременно, или по крайней мере, настолько приблизиться к победе, что ни у России, ни у Китая не останется особых надежд на успех в этом рискованном предприятии. США способны на это, потому что у них — самые грозные в мире вооруженные силы, и потому что они возглавляют исключительно сильный военный альянс. Более того, Россия и Китай весьма удобным для США образом представляют очень разные военные проблемы, в связи с чем Америка может направить часть своих сил и средств против одной страны, а часть — против другой.

Но следует подчеркнуть, что такая ситуация не будет длиться вечно.

В конце прошлого десятилетия Соединенные Штаты отказались от своей доктрины двух войн, о которой часто складывается неверное представление. Эта доктрина была моделью одновременного ведения двух региональных войн с выделением необходимых для этого средств. Ее цель состояла в том, чтобы удержать Северную Корею от развязывания войны, пока Соединенные Штаты ведут боевые действия против Ирана или Ирака (либо наоборот). Такая концепция помогала формировать стратегию Министерства обороны по вопросам закупок, материально-технического обеспечения и базирования в период после холодной войны, когда Америке уже не нужно было противостоять советской военной угрозе. Соединенные Штаты отошли от этой доктрины из-за изменений в международной системе, в том числе, по причине усиления китайской мощи и появления чрезвычайно эффективных террористических группировок.

Но что если Соединенным Штатам сегодня придется вести две войны, причем не против таких стран как Северная Корея и Иран? Что если Китай и Россия наладят взаимодействие и одновременно развяжут военные действия в Тихоокеанском регионе и в Европе?

КонтекстКак Америка одолеет ПВО Китая и РоссииThe National Interest22.05.2017Как Россия намерена противостоять СШАThe National Interest13.05.2017Разведслужбы, которые шпионят за АмерикойThe National Interest24.05.2017
Политическое взаимодействие

Могут ли Пекин и Москва вызвать пару кризисов, которые заставят американских военных реагировать на них одновременно? Возможно, однако маловероятно. У каждой из этих стран — свои цели, и каждая работает по собственному графику. Скорее всего, одна из двух стран воспользуется существующим кризисом, чтобы в большей степени реализовать свои региональные амбиции и претензии. Например, если Соединенные Штаты ввяжутся в серьезные военные действия в Южно-Китайском море, Москва может попытаться захватить прибалтийские страны.

В любом случае, война начнется по инициативе либо Москвы, либо Пекина. Америку вполне устраивает текущее положение дел в обоих регионах, и в целом (по крайней мере, когда речь идет о великих державах) она для достижения политических целей предпочитает использовать дипломатические и экономические средства. Соединенные Штаты могут создать условия для войны, но на спусковой крючок нажмут Россия или Китай.

Гибкость

Плюсом является то, что требования к ведению боевых действий в Европе и в Тихом океане — разные. Как и в годы Второй мировой войны, американские сухопутные войска возьмут на себя основную нагрузку по защите Европы, а военно-морские силы сосредоточатся на выполнении задач в Тихом океане. ВВС США будут играть вспомогательную роль на обоих театрах.

У России нет возможностей воевать с НАТО в северной Атлантике, да и политический интерес к этому у нее, скорее всего, отсутствует. Это значит, что Соединенные Штаты и их союзники по НАТО смогут выделить часть сил и средств для создания угрозы российскому морскому пространству (и чтобы застраховаться от вылетов российской морской авиации), а ВМС США сконцентрируют свои силы в Тихом океане. В зависимости от продолжительности конфликта и времени на подготовку к нему, Соединенные Штаты могут перебросить в Европу значительные силы сухопутных войск, которые помогут европейцам в случае начала серьезных боевых действий.

Но основная часть американских авианосцев, подводных лодок и надводных кораблей сосредоточится в Тихом и Индийском океанах, чтобы вести непосредственные боевые действия против китайской системы воспрещения доступа/блокирования зоны и перекрывать китайские морские пути. Авиация большой дальности, включая бомбардировщики-невидимки и прочие средства, будет действовать на обоих театрах по необходимости.

Вооруженным силам США нужно будет как можно скорее добиться решающей победы как минимум на одном театре военных действий. Это вынудит Соединенные Штаты сосредоточить основную массу своих воздушных, космических и кибернетических средств на одном направлении, чтобы обеспечить военную и политическую победу, а потом перенести главные усилия на второй театр. Поскольку американские союзники в Европе довольно сильны, Соединенные Штаты могут на начальном этапе конфликта сконцентрироваться на Тихом океане.

Структура альянсов

Структура американских альянсов в Азиатско-Тихоокеанском регионе очень сильно отличается от Европы. Несмотря на определенные сомнения в преданности некоторых американских союзников в Европе, у Соединенных Штатов есть только одна причина воевать с Россией — чтобы сохранить целостность НАТО. Если Соединенные Штаты начнут воевать, за ними последуют Германия, Франция, Польша и Великобритания. В большинстве традиционных сценариев европейские союзники и без США дают НАТО колоссальные преимущества над русскими в среднесрочной перспективе. Россия может захватить часть Прибалтики, но она понесет большие потери от натовской авиации и вряд ли сумеет долго удерживать захваченные территории. В таких условиях ВМС и ВВС США будут играть в основном вспомогательную и координирующую роль, обеспечивая союзникам по НАТО необходимые преимущества для решающего разгрома русских. Ядерные силы США станут страховкой от российского решения на применение оперативно-тактического или стратегического ядерного оружия.

В зоне Тихого океана у США будут проблемы посерьезнее. Интерес к Южно-Китайскому морю могут проявить Япония или Индия, но это вряд ли станет гарантией их участия в войне (и даже соблюдения ими нейтралитета). Структура альянса во время конфликта будет зависеть от особенностей этого конфликта. Главной целью для Китая может стать кто угодно: Филиппины, Вьетнам, Южная Корея, Япония или Тайвань. Остальные, если не будет давления со стороны США, вполне могут решить отсидеться в стороне. Это создаст дополнительные трудности для Соединенных Штатов в установлении господства в западной части Тихого океана своими собственными силами и средствами.

Соединенные Штаты по-прежнему в состоянии вести и выиграть две войны одновременно, или по крайней мере, настолько приблизиться к победе, что ни у России, ни у Китая не останется особых надежд на успех в этом рискованном предприятии. США способны на это, потому что у них — самые грозные в мире вооруженные силы, и потому что они возглавляют исключительно сильный военный альянс. Более того, Россия и Китай весьма удобным для США образом представляют очень разные военные проблемы, в связи с чем Америка может направить часть своих сил и средств против одной страны, а часть — против другой.

Но следует подчеркнуть, что такая ситуация не будет длиться вечно. США не смогут сохранять такой уровень превосходства неопределенно долго, и в перспективе им придется внимательнее следить за тем, какие обязательства они на себя принимают. В то же время Америка создала такой мировой порядок, который выгоден очень многим самым сильным и процветающим странам мира. И поэтому она может какое-то время рассчитывать на их поддержку.

Роберт Фарли часто публикует статьи в The National Interest. Он автор книги The Battleship Book. Фарли преподает в Паттерсоновской школе дипломатии и международной торговли (Patterson School of Diplomacy and International Commerce) при Университете Кентукки. Его сфера специализации включает военную доктрину, национальную безопасность и морские дела.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *