В НАТО президент Трамп не отступил ни на шаг

Президент Трамп не позволит, чтобы им управляли, манипулировали, и чтобы его слова по-разному интерпретировали.

Это первый вывод, который я сделал, посмотрев в четверг его выступление в штаб-квартире Североатлантического альянса. В преддверии его первой встречи лицом к лицу с другими лидерами евроатлантического блока американский истэблишмент, занимающийся вопросами национальной безопасности, пытался проводить классическую кампанию увещеваний и заверений в преданности. Европейцам говорили, что несмотря на предвыборную риторику и сохраняющийся скепсис, этот президент, как и все его предшественники, абсолютно предан Организации Североатлантического договора. Предполагалось, что эта встреча станет «моментом взросления», когда Трамп, подобно другим президентам последнего времени «со стороны» (Билл Клинтон, Джордж Буш, Барак Обама), пройдет обряд посвящения в тайны трансатлантических отношений с оговоркой о том, что американское руководство связано по рукам и ногам готовностью США нести большую часть финансовых расходов на оборону.

Похоже, что Трамп отказался от такого сценария. Он не стал курить фимиам у алтаря альянса и пересказывать основополагающий символ веры из пятой статьи, что нападение на одного считается нападением на всех. Конечно, Трамп в определенном смысле верит в это, или не считает нужным повторяться, так как статья пять закреплена в договоре, ратифицированном сенатом в 1949 году, причем ратификация проводится заново всякий раз, когда в альянс вступают новые члены, такие как последний новичок Черногория.

Трамп решил не накладывать вето на вступление этого нового члена, и его молчание по сути дела является согласием с требованиями альянса. Согласно шестой статье американской конституции, Североатлантический договор имеет такой же вес, как и законы страны. Поэтому неважно, повторит Трамп данные слова или нет: это не имеет никакого значения в плане американских юридических обязательств.

Но проблема в том, что формулировки в пятой статье — довольно расплывчатые. Она не обязывает страны-члены автоматически вступать в войну. Там лишь говорится, что они готовы провести консультации в случае вооруженного нападения на одного из членов НАТО. А многие страны альянса, и прежде всего государства Балтийского моря, надеялись услышать слова президента о том, что он понимает статью пять как автоматическую гарантию совместной обороны, которая влечет за собой военный ответ США.

КонтекстВыступление Трампа в штаб-квартире НАТОThe White House26.05.2017Может ли Трамп помириться с НАТО?The Week25.05.2017
Надо сказать, что Инициатива по обеспечению европейской безопасности основана на стратегической исходной предпосылке, что развернутая на востоке небольшая группировка войск из США и других стран альянса будет действовать в качестве сил прикрытия, и в случае прорыва их обороны начнутся массированные ответные действия. Трамп сегодня промолчал, а председатель Европейского совета Дональд Туск утром откровенно признался, что у него с президентом нет общей позиции в отношении России. Северные и восточные союзники по НАТО воспримут это не очень хорошо.

Кроме того, Трамп продемонстрировал, что он не намерен полностью отказываться от своих заявлений из предвыборной кампании о «дармоедах». Президент напрямую поднял вопрос о том, что члены альянса должны вносить свою долю в общий бюджет по справедливости. Сделал он это не на закодированном и вежливом языке дипломатии, а резко и открыто, вызвав заметный дискомфорт у других лидеров стран НАТО. Отсюда нетрудно разглядеть, как составляется следующее уравнение: преданность США статье пять прямо пропорциональна увеличению военных расходов другими странами-членами. Подчеркнув важность борьбы с «Исламским государством» (организация, запрещенная в России — прим. ред.), Трамп также заявил, что для него ценность НАТО напрямую связана с ее способностью противостоять главным вызовам национальной безопасности — в его понимании.

Положительный момент заключается в том, что заявление Трампа об исходящей с Ближнего Востока угрозе Евроатлантическому миру совпадает с точкой зрения южного и западного флангов альянса в Европе, в первую очередь, с мнением Франции, Италии и Испании. Их общая позиция с новой администрацией состоит в том, что главная угроза — это не Россия, а усиливающиеся проблемы средиземноморского бассейна. Однако первая встреча Трампа с новоизбранным французским президентом Эммануэлем Макроном свидетельствует о том, что быстрого и легкого сближения по этим вопросам между Елисейским дворцом и Белым домом не будет.

Когда Трамп улетал из Вашингтона, многие надеялись, что он успокоит европейцев, сомневающихся в силе, глубине и надежности американских обязательств по обеспечению их безопасности. Но в Брюсселе он сделал все наоборот.

Николас Гвоздев — старший редактор National Interest, профессор колледжа ВМС США, занимающийся исследованиями национальной безопасности.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *