Александр Пасечник — о том, как исполняются договоренности о сокращении добычи нефти

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

Мировой рынок нефти с начала года вышел на режим завидной стабильности: ценовые колебания по маркерным сортам черного золота теперь не превышают нескольких долларов, а пресловутая чрезмерная волатильность, особенно присущая углеводородным биржам в прошлом году, сошла на нет. Сейчас, в начале марта, цена барреля марки Brent прочно закрепилась на рубежах, близких к $55.

Добиться биржевой стабильности на рынке нефти позволил действующий с начала года режим по глобальному ограничению ее добычи большинством стран ОПЕК (Организация стран — экспортеров нефти) и союзом из 11 внекартельных государств, неформальным лидером по производственной квоте в котором является Россия.

Для сохранения достигнутого на торговых площадках штиля важно блюсти производственную дисциплину. И в этом смысле пока все вполне удачно складывается.

Так, «мониторинговые миссии» в лице Международного энергетического агентства и специально созданного министерского комитета, задача которого следить за выполнением соглашения о сокращении добычи нефти, фиксируют весьма высокий уровень соблюдения обязательств участниками сделки об ограничении добычи нефти — в стане ОПЕК эти показатели сейчас выше 80%. Не сильно отстают и внекартельные игроки — здесь взята планка в 60% от финальных обязательств; при этом справедливо подчеркнуть, что такая «растянутость» снижения во времени плановая, в том числе и у России.

Предвижу, что в эту весну тенденция к достижению 100% исполнения лимитирующих обязательств, судя по всему, будет продолжена.

Тем не менее риски для начала разбалансировки рынка нефти существуют даже в годовом горизонте, не говоря уже о среднесрочной перспективе.

Конечно, принятый на первое полугодие режим сдерживания добычи для мировой нефтяной отрасли — позитивный фактор для поддержки биржевых цен. Но дальнейшее увлечение игрой в «заморозку» производства черного золота (речь все чаще идет о возможной пролонгации уклада на весь год — до конца 2017-го) грозит рынку глубоким переделом, структурными переменами, а самим участникам соглашения потерями долей. Под прицелом в первую очередь локомотивы — Саудовская Аравия от ОПЕК и Россия, принявшая на себя солидную часть квот от внекартельного пула государств.

В США уже начинают оживать производители сланцевой нефти — они активно наращивают ее производство и расширяют экспорт. Так, управление энергетической информации минэнерго США (EIA) объявило о росте поставок нефти из страны в феврале до 1,2 млн баррелей в день. Так что соглашение о лимитах, поддерживающее цены, потворствует в том числе и американским нефтедобытчикам.

Не отстает в экспансии и Иран, который не входит в число стран, искусственно сокращающих добычу, — республика успешно продвигает экспортные контракты. Страна почти на 70% увеличила поставки нефти в Азию в январе по сравнению с аналогичным периодом прошлого года — основными покупателями стали Китай, Индия, Южная Корея и Япония.

В итоге новые партии нефти Тегерана синхронно со шквальным ростом числа работающих буровых на заокеанских сланцевых формациях способны вернуть рынок к режиму затоваривания. Коме того, логично ожидать и ужесточения конкуренции за потребителя.

Поэтому саудовцы уже взялись работать на упреждение ситуации: для сдерживания североамериканских соперников Эр-Рияд анонсировал снижение контрактных цен на нефть для европейских стран и США. Уже с апреля поставки станут дешевле для Северо-Западной Европы на 45–60 центов за баррель, а для США — на 10–30 центов.

Российские же производители нефти пока не предпринимают подобных шагов, по крайней мере публичных заявлений о дисконтах не было. Хотя скорее всего отечественные концерны тоже играют на понижение, но втихомолку, стараясь не афишировать скидки при продаже нефти на экспорт, львиная доля которой реализуется при посредничестве глобальных нефтетрейдеров — им наверняка за крупные партии сейчас полагаются лояльные условия.

Но надо понимать, что демпинговые стратегии на эскортных направлениях сейчас — это чуть ли не единственный эффективный инструмент противостояния растущему конкурентному давлению. Причем замечу, что столь авангардные приемы в построении сырьевых бизнесов вовсе не попирают благочестия игроков, а давно являются неотъемлемой частью долгосрочных международных нефтеконтрактов.

Тем не менее ясности в том, как действовать участникам лимитирующего соглашения в среднесрочном горизонте, пока нет. Весьма вероятно, что до конца года режим ограничений будет продлен, иначе нефтяные цены снова рискуют обвалиться с относительно комфортных сегодня уровней в $55–57 за баррель для маркерных сортов. Но это синхронно будет укреплять и сланцевых добытчиков, что, конечно, никак не в интересах ОПЕК.

Выходит, глобальный энергетический ландшафт в любом случае будет вскоре подвергнут пересмотру — консервативные стратегии для рынка нефти уже едва ли работают.

Автор — руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *