Четыре сенатора, которые будут на страже в ходе расследования связей Трампа с Россией

Вашингтон — Это четверка сенаторов, совершенно не похожих друг на друга. Речь идет о ведущем республиканце-центристе Палаты представителей; о пасторе, относящемуся к государственной службе как к своему призванию; об опытнейшем специалисте в области заключения сделок и о высокопоставленном авторитетном кандидате в президенты.

Эти сенаторы-республиканцы — Сьюзан Коллинз (Susan Collins) от штата Мэн, Джеймс Лэнкфорд (James Lankford) от штата Оклахома, Рой Блант (Roy Blunt) из штата Миссури и Марко Рубио (Marco Rubio) от штата Флорида. Они выступают как блок, являющийся неотъемлемой частью расследования, которое проводит Комитет Сената по делу о вмешательстве России в президентские выборы 2016 года.

По общему мнению, это расследование является основным следствием — с необходимыми полномочиями и наибольшими шансами обеспечить результаты, заслуживающие доверия. Эти четыре сенатора выходят на первый план в качестве ключевой группы, способной добиться результатов.

Несмотря на первоначальный скептицизм по поводу ответственного отношения к расследованию со стороны возглавляемого республиканцами Комитета, эти четыре сенатора дали понять, что они полны решимости довести дело до конца и прийти к заключению, которое устроило бы и общественность, и их коллег из обеих партий. Чтобы достичь своей цели, им придется изрядно постараться, изучая тысячи страниц необработанной разведывательной информации, имеющейся в распоряжении ЦРУ, и потратить массу времени, участвуя в закрытых заседаниях Комитета.

«Речь идет не о президенте, а о президентстве, — сказал Джеймс Лэнкфорд, который до прихода в политику на протяжении долгого времени был молодежным пастором баптистской церкви. — Речь о том, каково наше место в мире как нации».

Это не означает, что других членов Комитета это не интересует. Семь демократов-членов Комитета, безусловно, заинтересованы в том, чтобы выяснить, находились ли русские в сговоре с избирательным штабом Трампа и способствовали ли они его избранию.

Сенатор Ричард Берр (Richard Burr), республиканец от штата Северная Каролина и председатель Комитета, проявляет все больше усердия в решении этого вопроса, несмотря на нерешительность, проявленную им вначале. Они с высокопоставленным сенатором-демократом Марком Уорнером (Mark Warner) от штата Виргиния наладили прочные рабочие отношения.

Также определенную роль играют и три других республиканца: Джон Корнин (John Cornyn) из штата Техас, который, будучи вторым по рангу сенатором-республиканцем, привносит свое видение в качестве представителя руководства, Джим Риш (Jim Risch) из штата Айдахо и Том Коттон (Tom Cotton), представляющий штат Арканзас.

Но примечательно, что остальные четверо спокойно объединились в нечто вроде неофициальной рабочей группы в рамках Комитета по разведке. Они способствуют продвижению расследования и консультируются не только друг с другом и с Ричардом Берром, но и с Марком Уорнером.

«Мы усиленно работаем, а также много беседуем друг с другом», — говорит Сьюзан Коллинз, по словам которой, расследование будет «идти столько, сколько потребуется».

«Это сложное расследование, и, если потянуть за ниточки, выясняется, что оно связано с огромным количеством других нитей этого полотна, сюжет которого полностью нам пока еще не ясен».

КонтекстСенаторы против РоссииThe Washington Post11.02.2017Флинн не хочет передавать документы про РоссиюThe Washington Post23.05.2017Почему важны сенатские слушания по «российскому делу»The Washington Post01.04.2017
Вот эти четверо и то, что ими движет:

Сьюзан Коллинз

Хотя она известна как республиканец, выражающий в Сенате центристские взгляды, другая должность, которую она занимает в Вашингтоне, в данном случае не менее важна — она является старшим сотрудником аппарата Сената.

До выдвижения своей кандидатуры Сьюзан Коллинз была в Сенате главным советником и занимала другие руководящие должности. Она имеет большой опыт работы и в проведении расследований, и в осуществлении контроля над ними.

«Я действительно хочу знать правду — независимо от того, кто в этом замешан, и куда приведут доказательства», — говорит она. В 1974 году в возрасте 21 года Коллинз была стажером у новоизбранного конгрессмена-республиканца от штата Мэн Уильяма Коэна (William Cohen), который помогал в подготовке представления к импичменту президента Ричарда Никсона (Richard Nixon).

Джемйс Лэнкфорд

Его коллеги говорят, что было бы ошибкой недооценивать этого младшего сенатора.

Джеймс Лэнкфорд продемонстрировал удивительную политическую силу во время праймериз 2014 года в ходе выборов в Сенат в штате Оклахома, завоевав перед этим репутацию консерватора и стремительно укрепив свой авторитет во время работы в Палате представителей в течение двух сроков.

Он резко возражал против недавних сообщений о том, что для проводимого Сенатом расследования не хватает людей, а само расследование продвигается крайне медленно.

«Если увеличить персонал, то у этих работников будет меньше доступа к реальным документам для изучения необходимой разведывательной информации, — говорит он. — Нужно вести расследование, задействовав участников высокого уровня, количество которых должно быть как можно меньше. И дать им время, которое им необходимо».


Рой Блант

Очень немногие члены Конгресса дослуживаются до руководящих постов; и почти никто не попадает в число руководителей Палаты представителей и Сената.

Рой Блант, бывший лидер большинства в Палате представителей и искушенный игрок, знающий все, что в Палате происходит, сейчас является пятым по рангу республиканцем в Сенате. Он твердо убежден, что Конгресс проводит расследование российского вмешательства — для того, чтобы выяснить, что произошло, и чтобы у Конгресса и Белого дома была возможность преодолеть это и двигаться дальше.

«Все выиграют, если мы будем делать эту работу так, как надо. Но делать ее не быстрее, чем мы можем, а как можно быстрее», — говорит он.

Рой Блант убежден, что комитет должен вести расследование обстоятельно и самым тщательным образом. «К концу расследования мы должны будем побеседовать со всеми, с кем, по мнению разумного человека, мы должны были побеседовать. Выяснить все, что, по мнению разумного человека, мы должны были выяснить», — говорит он.

Марко Рубио

После своей неудачной президентской кампании он был близок к тому, чтобы не возвращаться в Сенат. Но его настроения изменились, и он активно включился в уже начатое расследование, связанное с избранием на пост президента человека, который во время праймериз был его соперником из числа республиканцев.

В своем недавнем выступлении в программе Face the Nation на телеканале CBS Марко Рубио заявил, что работа Комитета будет заключаться не только в том, чтобы доложить общественности о том, что сделали русские, «но и о том, как они это сделали и что это значит для будущего и что мы должны с этим делать».

Рубио, являющийся сторонником жесткой линии в отношении России, не воспринял всерьез сетования Трампа на то, что он стал жертвой охоты на ведьм. «Мы — страна законов, и мы будем следовать этим законам, — сказал он. — А президент имеет право на свое мнение».

Вне всякого сомнения, по мере продвижения расследования будут возникать политические конфликты. И эти четыре сенатора будут играть решающую роль в определении того, идет ли это расследование в нужном направлении.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *