Историк Константин Залесский —  о том, почему любую революцию можно назвать великой катастрофой для народа  

Фото: Катехон ТВ/youtube.com

С момента событий февраля 1917 года прошло сто лет. Целый век. Теоретически времени было вполне достаточно, чтобы успокоиться и сдержанно, без истерик и придыхания начать изучать историю того далекого года. И относиться к тем событиям исключительно как к историческому факту. Но этого не происходит: 1917 год никак не хочет становиться историей, постоянно апеллирует к современной политике и даже через сто лет пытается воздействовать на культуру, идеологию, образование и вообще на всю нашу жизнь. 

Кто-то пытается демонизировать февраль-1917, представить его неким природным катаклизмом, потрясением, изменившим весь мир и ставшим исходной точкой для всех последующих событий ХХ века. Другие настаивают, что именно февраль является основой всех бед, а последовавший за ним октябрь представляется чуть ли не избавлением от бездарных «февралистов», разваливших страну. Подобные утверждения в общем-то приводят лишь к одному: вот уже сто лет они мешают извлечь реальные уроки из «России черного года», каким его предсказал Михаил Лермонтов.

Исследуя реальные события, предшествовавшие февралю 1917 года, сами обстоятельства февральских дней, а затем и их последствия, понимаешь, что в действительности за сто лет принципиально мало что изменилось. Все другие многочисленные революции, в том числе и последних лет, делаются практически по тому же давно проверенному лекалу. Меняются лишь актеры — сама пьеса остается той же. Почти все методы современных революций были опробованы в 1917 году. Вплоть до информационной войны, развязанной так называемыми «общественными деятелями» против императора и царской семьи во время Первой мировой войны. К моменту февральского переворота уже более полутора лет шла сознательная и хорошо проплаченная дискредитация российской монархии. 

13 августа 1915 года в контролируемой Рябушинскими газете «Утро России» был опубликован состав либерального правительства, угодного Думе, так называемого «правительства доверия»: М.В. Родзянко, А.И. Гучков, А.И. Коновалов, П.Н. Милюков, В.А. Маклаков, А.И. Шингарев, Н.Н. Львов, Н.В. Некрасов, И.Н. Ефремов и прочие. Почти все заявленные лица позже вошли во Временное правительство. О каком «стихийном возмущении» может идти речь, если состав правительства определен уже за полтора года! По той же схеме строятся и современные «цветные» революции. Сначала дискредитация власти, затем спровоцированные волнения в столице (остальная страна узнает о том, что произошла революция, постфактум) и, наконец, объявление о захвате власти исключительно ради спасения страны, которую прежний режим якобы завел в глубокий тупик.

К этому нужно добавить, что в результате революции народ никогда не получает то, что ему обещают ее творцы. Революция — не только великое преступление, как сказал патриарх Кирилл, но и великая ложь. Ни одна революция не была построена на правде. В основе лежали только ложь и обман народа. И либералы в феврале 1917-го, и большевики в октябре обещали рай на земле, любые блага, благополучие и процветание. «Февралисты» захватили власть, заявив, что это необходимо для победоносного завершения войны, а «проклятый царский режим» этому мешает. Результат известен: всего через несколько месяцев еще недавно успешно сражавшаяся русская армия (напомним о Луцком прорыве и последующем наступлении в 1916 году) практически перестает существовать. Солдаты как вооруженная сила отказываются выполнять приказы и митингуют, дезертирство растет, и о наступлении уже никто не думает — лишь бы фронт не рухнул 

В октябре же народ столкнулся с новым нагромождением лжи и вновь ей поверил. 

Что ему обещали? Мир, фабрики — рабочим, земля — крестьянам, власть — Советам, хлеб — голодным. Что получили? Первая мировая война закончилась в ноябре 1918 года, а Советская Россия до 1922 года вела тяжелейшую Гражданскую войну. И фабрики, и земля перешли в собственность государства, которое не стало ими делиться ни с рабочими, ни с крестьянами. Власть получили не абстрактные выборные советы, а большевистская партия, которая в кратчайшие сроки превратила выборные органы власти в декорации для своей диктатуры. О хлебе даже вспоминать не хочется: такого голода, который неоднократно сотрясал Советскую Россию, империя не то что не знала, а даже не могла представить. 

Подобное можно сказать о любой революции. Достаточно вспомнить, что в 2014 году обещали на майдане украинские революционеры, и посмотреть, что из этого было исполнено…

Любая революция — это великое преступление, великая ложь, великая катастрофа, великое горе для любого народа. А великая победа и великое благо — лишь для небольшой горстки политиканов, которые получают власть и право бесконтрольно заниматься экспериментами над населением, воплощать в жизнь свои, по большей части утопические и нежизнеспособные, планы. Из революций 1917 года можно извлечь много уроков. И прежде всего нужно понять главное: никогда и нигде революция не приносила народу ничего кроме обнищания и краха всех надежд. А ее последствия часто сопровождались колоссальными человеческими жертвами. Никогда и нигде в результате революции не возникало царства справедливости, поскольку ничего нельзя добиться, совершая преступление.

Автор — историк, научный сотрудник Российского института стратегических исследований

Читайте также:

Помнить уроки прошлого: почему политические перевороты современности повторяют схему Февральской революции 1917 года

Михаил Пиотровский: «Сегодня крайне важен спокойный диалог»

Почему новое поколение немцев не хочет нести ответственность за нацистское прошлое своей страны

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *