Президентские выборы могут совместить с референдумами в городах. «Полигонами» станут Питер и Урал?

Управление внутренней политики Администрации президента России обсуждает с экспертами возможные способы повышения явки на выборах главы государства, которые состоятся в 2018 году. В качестве одного из способов привлечь граждан на избирательные участки называется совмещение президентских выборов с местными референдумами по наиболее актуальным вопросам.

Читайте также:

«70 на 70» в 2018-м. Миссия выполнима?

«Владимир Путин приближает к себе друзей, а врагов — делает еще ближе»

Россия возвращается в 2007 год

Надо сказать, это не первый сигнал такого рода от власти, хотя раньше он делался не в выборном русле. Например, ранее в послании Федеральному собранию Владимир Путин заявлял: "Нужно ценить взыскательную, заинтересованную, деятельную позицию граждан. И еще раз хочу обратиться ко многим из вас, — не прятаться в служебных кабинетах, не бояться диалога с людьми, идти навстречу, честно и открыто разговаривать с людьми, поддерживать их инициативы. Особенно, когда речь идет о таких вопросах, как благоустройство городов и поселков, сохранение исторического облика и создание современной среды для жизни".

Однако многие чиновники на местах этот призыв так и не услышали, продолжая принимать решения по важнейшим вопросам кулуарно, без широкого общественного обсуждения. 

Большой общественный резонанс вызвала, например, история с передачей Исакиевского собора Русской православной церкви, но, по мнению депутата Госдумы Юрия Афониина, в стране есть и другие горячие точки:

"У нас практически в каждом регионе есть множество идей референдумов, огромный спектр вопросов, начиная от закрытия школ в сельских районах и до изменения границ городов и районов, объединения и разделения муниципальных образований. КПРФ со своей стороны и инициирует, и входит в инициативные группы по разным проблемам. Важно, чтобы это была не административная команда "всем провести референдум", а именно законодательно были расширены права на проведение референдумов для больших инициативных групп, которые пользуются поддержкой населения".

Как отметил в интервью Накануне.RU политолог Константин Калачёв, комментируя возможность совмещения выборов президента с референдумами, наличие высокого уровня поддержки для президента ещё не означает автоматической мотивации к голосованию. Повышение явки без крайностей административного ресурса весьма проблематично. Идея параллельного плебисцита действительно может быть очень действенной в целях повышения явки.

"На сегодняшний день мы ещё не знаем основных доминант президентской кампании и предполагаем, что она может быть инерционной, то есть всё будет проходить естественным путём без лишнего социального конструирования" – отмечает эксперт.

Вместе с тем, президентская кампания должна стать точкой пересечения внутренней и внешней политики при существующем сегодня разрыве. Выборы должны показать, что и внутриполитический курс отражает мнение российского большинства. Для президента, рейтинги которого сейчас бьют исторические максимумы, важно, чтобы результат был выше, чем на предыдущих выборах, потому что иначе возникает диссонанс – как же может оказаться, что результат оказался не лучше, чем до воссоединения с Крымом? Поэтому нужны хорошие цифры и по явке, и по голосованию. Институтом легитимизации народной поддержки президента могут стать референдумы. Сильно мог бы помочь, например "всероссийский референдум" на тему, которая привлечёт всех. 

Однако в настоящее время проводить референдумы одновременно с президентскими выборами не позволяет закон, хотя можно внести изменения в законодательство. С другой стороны, есть регионы, где явка традиционно высокая, а есть те, где она традиционно низкая. Поэтому и возникают предложения о региональных референдумах по актуальной проблематике.

Одной из точек напряжения стал Екатеринбург, где "медные короли" из УГМК и РМК вынашивают планы по строительству так называемого "храма-на-воде" — огромного комплекса в акватории городского пруда в центре уральской столицы, против чего выступает общественность. Вместе с тем, как сообщил Накануне.RU директор департамента информационной политики губернатора Свердловской области Александр Иванов: "Не думаю, что вопросы градростроительной политики требуют вынесения на референдум. Для вопросов, связанных со строительством, изменения правил землепользования и застройки предусмотрена процедура публичных слушаний".

Заметим, проект уже одобрен на градостроительном совете при губернаторе, а публичные слушания до сих пор не проводились. Особую остроту вопрос приобретает в связи с тем, что дорогостоящий храм буду строить в то время, когда у региона нет денег на прокладку второй ветки метро, а оба проекта позиционируются как имиджевые в преддверии 300-летия города. Пожалуй, для властей было бы правильно узнать мнение горожан — какой из проектов им больше необходим: храм или метро

Еще до общественного обсуждения граждан обманули с проектом 

Депутат областного заксобрания Вячеслав Вегнер, однако, считает, что референдум по данному вопросу также невозможен — развитие метро потребует огромного финансирования, которого невозможно добиться решением референдума. Тем более, поднимать вопрос о строительстве храма для повышения явки — это подлость, отмечает депутат.

Другой важный вопрос для Урала – строительство потенциально экологически опасного Томинского ГОКа в Челябинской области – теоретически подпадает под перечень возможных тем для местных референдумов согласно федеральному закону "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации". Согласно этому закону, на референдум могут быть вынесены вопросы о принятии чрезвычайных и срочных мер по обеспечению здоровья и безопасности населения. Но политолог Александр Мельников в беседе с Накануне.RU заявил, что, крайне маловероятно, что произойдёт плебисцит и по этому вопросу: "Думаю, что всё-таки позиция основных сил, влияющих на принятие решения (это, кстати, тоже РМК, — прим.), в том, что, во-первых, вопрос по Томинскому ГОКу не будет решатся на референдуме, а, во-вторых, не уверен в том, что это позитивно скажется на выборах президента, потому что, помимо явки, нужно, чтобы она прошла по достаточно сдержанному и не протестному сценарию, без излишнего градуса дискуссии. А тема Томинского ГОКа, если она будет развиваться параллельно с президентской кампанией, едва ли скажется как-то положительно на ней, наоборот, может сформировать нежелательную повестку и нездоровый ажиотаж".

Таким образом, сама мысль о проведении плебисцитов, возможно, и выглядит перспективно с точки зрения участников кремлевских "мозговых штурмов", однако её воплощение оставляет желать лучшего. "Фокус, о котором рассказано заранее – уже не фокус. Зачем было это анонсировать? Этому должна была предшествовать работа с губернаторами, в регионах которых явка традиционно низкая, и тщательный поиск возможных тем плебисцитов, так как в политике, как и в медицине, главное – не навредить. Более того, решения референдумов необязательны для исполнения властями. Но даже, если он носит рекомендательный характер, люди всё равно хотят, чтобы их мнение было учтено. Следовательно, необходим поиск тем. И если тема будет назначена сверху, а не происходить снизу, от воли народа – это обстоятельство также в определённой степени дискредитирует саму идею референдума. Таким образом, нужно было не вбрасывать тему референдума, а начинать с содержательной повестки", — считает Константин Калачёв.

Он также отмечает, что на народное голосование может быть вынесен и ряд проблем, которые приведут к тому, что референдумы будут носить протестный характер, и тут возникают два вопроса. "Первое, что собирается делать власть, если решения плебисцитов будут не в её интересах? И второе – само по себе проведение референдума создаёт прецедент, меняющий весь политический ландшафт. Если окажется, что спорные вопросы можно решать через референдум, то мы получим лозунг «требуйте референдум», «требуй большего», а то и «требуй референдум – требуй невозможного»", — поясняет он.

В этой связи власть, не только центральная, но и региональная, всячески избегала проведения референдумов. Достаточно вспомнить идею с закончившимися ничем местными референдумами в Москве. По сути сейчас референдумы заменяются социологическими опросами. Вместо того, чтобы проводить референдум с его информационным послевкусием, для власти проще провести опрос и выяснить, как относятся, например, петербуржцы к передаче Исаакия РПЦ и действовать исходя из мнения большинства, если это большинство действительно значимое.

Другие новости по темам:

,

Президентские выборы,

местные референдумы,

Константин Калачёв,

Александр Мельников,

Александр Иванов

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *