Профессор Ирина Глебова — о том, почему Февральская революция 1917 года является национальной трагедией для русского народа

Фото: youtube.com/UNIVER TV

2017 год — столетие русской революции. Какой? Судя по всему — Октябрьской. Февральская по-прежнему в тени: малопонятна, неинтересна.

На самом деле именно события конца февраля 1917-го были определяющими для России и всего мира в ХХ столетии. Неожиданно, без веских на то оснований рухнула тысячелетняя страна. Подчеркну: не только империя Романовых, но и весь русский мир.

То, что произошло в те февральско-мартовские дни в Петрограде, должно стать назиданием для нас, современников. Правда, случившееся и по сей день во многом остается загадкой. Итак, что же произошло?

Первая мировая война близилась к концу. Россия и ее союзники (Соединенное Королевство, Франция, с 1 апреля 1917 года США и много других стран) были готовы нанести окончательное поражение Германии, Австро-Венгрии и их союзникам. Решающее наступление планировалось на апрель 1917-го. И вдруг…

Либеральные политики, ведущие предприниматели, генералитет, признанные вожди интеллигенции, даже члены императорской фамилии (великие князья) решили отстранить Николая II от власти. Что ими двигало — сегодня не вполне понятно. В их оправдание можно сказать только одно: они не знали, чем все это закончится. Тем не менее Февраль 1917 года — это главным образом тема ответственности элит (управленческих, политических, экономических, культурных). Тогда верхи общества повели себя совершенно безответственно.

Конечно, царская Россия была не идеальна. В ней была масса нерешенных проблем. Но страна начиная с 60-х годов XIX века шла вверх. Обычно говорят про ее успехи в области экономики. Да, они были беспрецедентны — русское экономическое чудо. Но важнее другое: рос уровень жизни масс. Свидетельство этому — вклады трудящихся в сберегательные кассы.

Так почему же пришла революция?

Можно предположить, что главная причина в том, что оппозиционная Россия вышла из компромисса с исторической властью, которым завершилась Первая русская революция. Тогда власть и оппозиционное общество договорились о сотрудничестве, закрепив договор в «Конституции» 1906 года. Однако обе стороны полагали компромисс временным. И в конце февраля 1917-го «общественники» (политический авангард общества, первые в нашей истории публичные политики) решили: вот он, лучший момент стать Властью. В опоре на пролетарский Петроград, угнетенный и ожесточенный трудностями войны, взбунтовавшийся гарнизон города, им это удалось.

Люди, добившиеся отречения Николая II и составившие Временное правительство (в каком-то смысле и Совет рабочих и солдатских депутатов), были лучшими представителями русской общественности. Больше чем полвека они работали в органах народного самоуправления (земствах, городских думах), имели опыт политической борьбы, парламентской деятельности, доказали свою эффективность в военные годы. Они не были пустыми фрондерами и уж тем более «безгосударственниками», «антипатриотами». Напротив. В известном смысле являлись хозяевами Земли Русской. Поэтому и решили сбросить власть, полагая, что ее время в русской истории закончилось.

В противостоянии короны и общества последнее победило. Неожиданно для себя и во многом случайно. Но было уничтожено подавляющей массой бывших подданных русского царя. Для этих последних свобода, правовое государство, конституция, социальные гарантии были совершенно непонятны и неинтересны. Ими владела многостолетняя мечта русского крестьянина — о воле и «черном переделе» (когда он возьмет всю землю в личное пользование). Дальнейшее — тема Октябрьской революции.

Кто виноват в произошедшем? «Общественники»? Конечно. Власть? Безусловно. Безвинна ли в том, что случилось в Петрограде, а потом и во всей стране, основная масса народа? Конечно, нет. Незнание тригонометрии и русской грамоты не предполагает индульгенции.

А ведь и у верхов, и у низов общества имелись в 1917 году свои резоны. Власть защищала порядок, полагая себя его основой. Общество сражалось за новую, свободную, передовую Россию. За рабочими, солдатами и крестьянами была своя правда — «униженных и оскорбленных». Однако, отстаивая собственные интересы (что естественно и необходимо), все социальные силы старой России забыли о том, что в науке называют общим благом. Этого вообще катастрофически не хватает в нашей истории. Но тогда «войны» за «свой интерес» оказались гибельными для всех.

Каковы исторические уроки Февральской революции, которую столетие назад восторженно встретила почти вся Россия? Они прежде всего касаются элит. Отвечая за страну, ее настоящее и перспективы верхи не имеют права исходить из своих внутригрупповых целеполаганий. Февраль показал, насколько губителен раскол в образованном, культурном, политическом классе. Отстаивая свои права и правды, лучшие люди дореволюционной России забыли о народе (как выяснилось в 1917 году, они вообще его плохо знали). Вместо того чтобы противостоять русским проблемам, они противостояли друг другу, свели к этому противостоянию всю политику. И по существу покончили самоубийством. Революционный ураган смел столетиями выраставшее сословие «русских европейцев». В процесс исторического суицида мгновенно втянулся народ, раскрутив маховик русской смуты, бессмысленной и беспощадной.

Все, что было впоследствии, — чудовищно. Началась национальная трагедия. Собственно, в этом и заключаются уроки Февраля.

Автор — доктор политических наук, руководитель Центра россиеведения ИНИОН РАН, профессор РГГУ

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *