Путину удалось вбить клин между разведкой и политическими лидерами США. Он уже победил?

На этой неделе на Капитолийском холме члены комитета Палаты представителей по делам разведки допросили директора ФБР Джеймса Коми (James Comey) и директора АНБ Майка Роджерса (Mike Rogers) по поводу операции, которую проводила российская разведка в период предвыборной кампании в США в 2016 году.

Заключалась ли цель Путина в том, чтобы повлиять на исход президентских выборов в США? Или же его целью был подрыв веры в нашу избирательную систему и нашу демократию в целом? На эти и другие вопросы необходимо найти ответы.

Однако есть еще одна не менее безнравственная цель, которую Путин преследовал посредством своих тайных операций влияния, и ее тоже необходимо обсудить и проанализировать в кругах политического руководства страны. Целью Путина также был подрыв авторитета и позиций его давнего врага, а именно американского разведывательного сообщества.

Хотя те цели, которые Путин преследовал посредством своих «активных мер», были разноплановыми, я считаю, что одна из ключевых, стратегических задач, которые он ставил перед собой с самого начала, заключалась в том, чтобы вбить клин между американским разведывательным сообществом и политическим руководством США — не говоря уже об американской общественности. Вбивая этот клин, Путин, скорее всего, предполагал, что наше политическое руководство введет новые ограничения на деятельность разведывательного сообщества США, таким образом, предоставив российскому президенту большую свободу для маневров в достижении его целей.

КонтекстПутин щелкнет мышкой — и готов переворотThe Telegraph UK02.11.2016Трамп и газлайтингDer Spiegel22.03.2017ФБР раскроет связи Кремля и ТрампаThe Washington Post21.03.2017ФБР и ЦРУ: Россия стремилась помочь ТрампуThe Washington Post18.12.2016ЦРУ сдает ТрампаPolitico09.03.2017
За последние две недели нам стало известно о трех порциях информации, которые, с моей точки зрения, доказывают, что Путин, возможно, уже побеждает.

Во-первых, 7 марта на сайте Wikileaks появилась крупнейшая порция секретных документов, в которых содержится подробная информация о потенциале и хакерских инструментах ЦРУ. Эта утечка вызвала серьезный резонанс, потому что она должна была натолкнуть на мысли о том, что ЦРУ способно применять эти инструменты и против американцев — учитывая широкое распространение тех продуктов, которые ЦРУ способно взломать, а именно iPhone компании Apple, Android компании Google, Windows компании Microsoft и умные телевизоры компании Samsung.

На самом деле нужно просто почитать твиты Эдварда Сноудена, чтобы понять истинные цели публикации этой порции секретных документов. И эта цель заключалась в том, чтобы напугать американскую общественность.

Во-вторых, 20 марта на слушании в комитете Палаты представителей по делам разведки директор Коми заявил, что российская разведка использует посредников для работы с Wikileaks. На это стоит обратить внимание, потому что российская разведка ведет скрытую работу, чтобы влиять на население нашей страны. Нетрудно догадаться, что русские могут вести свою деятельность не только посредством Wikileaks.

В-третьих, члены Конгресса уже задают вопросы о характере деятельности разведывательного сообщества США. На слушании 20 марта несколько членов комитета, включая Трея Гауди (Trey Gowdy), подняли вопрос о том, что предстоящее продление срока действия раздела 702 Акта о негласном наблюдении в целях внешней разведки может быть под угрозой: «Мы оба знаем, что это может обернуться угрозой для продления срока действия раздела 702 осенью этого года».

Хотя продление срока действия раздела 702 не имеет никакого отношения к рассматриваемому делу (на что указал Коми и что чуть позже признал Гауди), на это, тем не менее, стоит обратить пристальное внимание, потому что это показывает, насколько быстро и неожиданно могут смешиваться, а затем подвергаться сомнению различные аспекты деятельности разведывательного сообщества США в рамках наших дискуссий.

ФБР, комитет Палаты представителей по делам разведки и его аналог в Сенате должны продолжить поиски ответов на все вопросы, которые касаются «активных мер», предпринятых Россией в период выборов в США. Мы не можем себе позволить даже подозрения в том, что иностранная держава вмешалась и повлияла на исход наших выборов.

Однако нам также не стоит терять из виду реальную и непосредственную цель Путина. Он хочет навредить тому сообществу, которое ежедневно ведет работу, направленную против него, а именно разведывательному сообществу США. Очень важно, чтобы на протяжении всего процесса расследования члены Конгресса США и президент постоянно об этом помнили, чтобы в противном случае ненароком не помочь Путину.

Мы должны поддержать офицеров нашей разведки, которые служат нам, рискуя своими жизнями. Мы должны выяснить, какую деятельность ведет российская разведка в США и какие цели преследует Путин. И, что важнее всего, мы не должны забывать, кому на самом деле выгодна разобщенная и ослабленная Америка.

Но, к сожалению, я боюсь, что Путин уже победил, потому что ему удалось еще больше разобщить нас.

Алекс Галло — старший научный сотрудник Центра стратегических и международных исследований, который в прошлом проработал пять лет в комитете Палаты представителей по делам вооруженных сил. Он является выпускником Военной академии Вест-Пойнт, ветераном боевых действий, а также выпускником Гарвардской школы Кеннеди.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *