Расстрел участника АТО в Киеве: новые подробности

Раненый Осмаев уже дышит самостоятельно.

В четверг, 1 июня, вечером на улице Кирилловской на Подоле в Киеве киллер пытался убить Адама Осмаева и его жену Амину Окуеву. В свое время Осмаев был чеченским военным, был обвинен в попытке покушения на президента России Владимира Путина.

Об этом пишет Хроника.инфо со ссылкой на ТСН.

Амина Окуева оправилась от пережитой стрельбы и дала интервью. Сейчас женщина не имеет личного оружия, у нее осталась только кобура от ее наградного пистолета, которым она остановила киллера. К Амине приставили личную охрану. Окуева убеждена, что нападение на их семью был заказным, а киллер совершил попытку убийство за деньги, а не за идею.

Рассказ Амины Окуевои:

За двое суток поспала только несколько часов. Представила себе, как оно могло бы быть долго и не могла заснуть.

Это опытный киллер, который много лет занимался и многие задачи выполнил, очень много информации. Судя по тому, как он общался, его психологическая подоготовка, очень искусно симулировал европейский акцент, все время разговаривал с европейским акцентом, он готовился не в кадыровском дворе, его ФСБ готовила или ГРУ, более серьезные конторы.

Если бы у меня это не было отработано до автоматизма, то ничего бы не получилось. Киллер успел сделать только два выстрела. Я даже не знала, что второй попал в руку, для жизни это не опасно. Мне нужно было только снять с предохранителя, в целях самообороны ношу патрон в патроннике. Если бы не патрон в патроннике, то я бы не успела ничего сделать. Он развернулся и прекратил стрельбу и начал тянуться ко мне к пистолету, я резко откинулась и легла, ногой резко и сильно толкнула в лицо. Он улетел в лобовое стекло машины. Сняла с предохранителя, сделала серию выстрелов, пока у меня не заклинило гильзу.

Я рада, что он (киллер) остался жив. Но это не моя заслуга. Если бы у меня не заклинило гильзу, то я бы выпустила весь магазин и у него было бы очень мало шансов. Может, подсознательно я стараюсь целиться не в голову. И когда заклинило, я начала кричать, что я сдаюсь, чтобы не стрелял.

То, что он жив — это чудо. Это важно не только для всей политики, но с геополитической точки. Россия засылает своих террористов и диверсантов по всему миру, он работал и в Австрии. Он работает сейчас в Украине, этот человек пытался отработать в Украине. Абсолютно нет гарантий того, что массовые теракты во Франции или еще где происходили, их вполне могут создавать такие же люди, это профессионалы и беспринципные, которым нет разницы убить, кого заказали или совершить нападение на толпу.

Я почувствовала, что у человека идеи нет. Он бы не стал кричать униженно: «Сдаюсь, прекратите стрельбу».

У него поврежден позвоночник. Одна из пуль попала. Он вывалился из машины и рычал от злости, хотел убежать, но естественно нижняя половина парализована. Он не смог этого сделать, он извивался и не мог встать. Я сразу бросилась помогать Адаму, который не смог выйти из машины самостоятельно.

У меня всегда с собой есть упаковка целокса. Я разорвала и пропитала бинт кровоостанавливающим средством. Были входное и выходное отверстия (от пули). Первая мысль была, что справа — ранения, слева — локализация опаснее. Печень, легкие и диафрагму — одним выстрелом.

У нас была достоверная информация, что заказ на нас не в одно место, а в множество мест рассылается. Из Чечни доброжелатели с риском для себя сообщали, что поступала Информция от наших спецслужб — и СБУ, и внешней разведки, именно российские спецслужбы тоже эти задачи ставят и планируют выполнить. Но это разные направления. Кадыров никогда не сделает ничего по своей воле.

Сейчас они использовали пистолет, когда возможность поражения людей минимальна. А завтра они могут использовать взрывчатку и задеть других людей.

Я ему (киллеру) уже все сказала. Четыре выстрела — больше мне ничего ему сказать.

Несколько десятков из личного состава я ликвидировала. Когда работаешь со снайперских винтовок в километре или полутора, то это совсем иначе, чем на расстоянии полуметра. У меня никогда даже приблизительно не было боя и такой дистанции.

Но мы готовились к этому морально и физически, ждали каждый день. Как мы могли так ошибиться, что такого подозрительного человека не раскусили и не позвали на прикрытие одну из силовых структур.

Он представился журналистом европейского издания и его манера ведения общения показалась необычной. Он снимал на телефон, для отчетности перед заказчиками, а не для какого-то французского канала. А я непосредственно заметила, что, мол, съемка пусть на хороший, но телефон. К тому же во всех интервью, все его вопросы крутились вокруг того, как плохо в Украине. Хотели вывести нас на критику в Украине — коррупцию так и не победили, европейцы столько денег вложили, а отдачи никакой. А мы с Адамом отстаивали позицию, что улучшение есть и оно заметно.

Читайте также: Жуткое ЧП: на ралли под Николаевом погиб человек. Видео

Пусть не так быстро, как хотелось бы, он от нас не смог добиться жесткой критики государственных процессов. Но, видимо, очень хотел к этому подвести, передать эти записи или использовать против Украины.
Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *