Секреты Трансадриатического трубопровода: операция «Эрдогаз»

Это международное расследование стало возможно благодаря сотрудничеству с иностранными коллегами, которые по причине сложившейся в Турции политической ситуации вынуждены держать свои имена в секрете в целях личной безопасности и неприкосновенности.  В изучении тысяч актов и документов компаний, продлившемся более полугода, приняла участие группа исследователей из организации по борьбе с коррупцией Re:Common.

 

Члены семьи Эрдогана и предприниматели, приближенные к президенту Турции. Золотая молодежь, связанная с азербайджанским диктатором. Топ-менеджеры энергетики из окружения Путина. Трансадриатический газопровод, который итальянским гражданам представляют как стратегическую инфраструктуру для освобождения Европы от зависимости от российского газа, может войти в историю как газопровод трех режимов.

Espresso выявил десятки внутренних связей (фирмы с одними и теми же управляющими или акционерами) среди предприятий, занимающихся азербайджанским газом, огромным трубопроводом, который должен быть проложен в итальянском регионе Апулии, и властными кругами Баку и Стамбула. Tрансадриатический газопровод — это последняя часть, от Греции до Италии, газопровода длиной в 4 тысячи километров, идущего от азербайджанского месторождения Шах-Дениз 2 и проходящего через всю Турцию. Европейская комиссия одобрила его в июне 2013 году как проект ЕС, финансируемый при поддержке государственных фондов, несмотря на то, что он принадлежит частному консорциуму транснациональных корпораций, объединенных в компанию TAP Ag, штаб-квартира которой расположена в городе Бар в кантоне Цуг, известном самой необременительной системой налогообложения во всей Швейцарии. В огромном газопроводе, предварительная стоимость которого оценивается в 45 миллиардов евро, заинтересованы и многие другие компании, главным образом азербайджанские и турецкие.

Действующий нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД), торжественно открытый в 2006 году, стал точкой отсчета, вокруг которой ГНКАР (Государственная нефтяная компания Азербайджанской республики) начала выстраивать свою сеть интересов в Турции. Сегодня в Стамбуле зарегистрированы, по меньшей мере, 25 компаний группы ГНКАР, действующих в энергетическом секторе. Некоторые из них напрямую заинтересованы в реализации Трансанатолийского газопровода (TANAP), турецкого участка газопровода длиной две тысячи километров. На сайте нашего еженедельника мы публикуем интерактивную схему, где представлены все документируемые связи между двумя блоками компаний: с одной стороны, энергетические компании, контролируемые азербайджанским режимом, с другой — турецкие компании, близкие к президенту Реджепу Тайипу Эрдогану, автору референдума, прошедшего в стране 16 апреля, задуманного с целью превратить конституционную демократию в президенциалистский режим. Одна из наиболее важных компаний руководит как раз Трансанатолийским газопроводом.

В блоке турецких компаний, связанных с группой ГНКАР (Socar), оказывается множество компаний, связанных с окружением Эрдогана. Документальные свидетельства, использованные в этом журналистском расследовании приводят, в частности, к зятю президента, к другому его зятю, являющемуся к тому же министром энергетики Турции, а также к некоторым предпринимателям, открыто поддерживающим Эрдогана и его Партию справедливости и развития. В этой статье мы используем сокращенные названия этих компаний, в схеме уточняется их полное название с указанием всех руководителей и официально зарегистрированных акционеров.

Самый очевидный факт: азербайджанский и турецкий блок образуют компанию, функционирующую как мост между ними. Она называется Socar Gaz Ticareti и занимается распределением газа (название означает ГНКАР Торговля газом). Она появилась в 2012 году, чтобы продавать метан из Азербайджана в Турцию в соответствии с соглашением между правительствами двух стран. Эта компания — как нить Ариадны, дает возможность исследовать лабиринт личных связей и деловых отношений между азербайджанским режимом и турецкой властью. Распутав эту нить, мы сможем узнать о многих других деловых связях между Баку и Стамбулом.

КонтекстЕвропу встревожила победа ЭрдоганаLatvijas Avize18.04.2017Эрдоган станет новым ПутинымAftonbladet17.04.2017Почему русские обожают Путина?Habertürk20.04.2017Акционерами компании Socar Gaz Ticareti являются две другие компании: Socar Turkey Enerji (она владеет 70% акций) и Arkgaz Enerji, теперь получившая название Cig Enerji (владеет 30%). Первая была учреждена в 2006 году головной компанией ГНКАР, которая впоследствии продала 13% своих акций коммерческому банку Goldman Sachs. Из последнего документа, зарегистрированного в Стамбуле, датированного 20 августа 2015 года, ясно, что собственность на тот момент разделена между ГНКАР (87%) и Goldman Sachs International, владеющим акциями номинальной стоимостью в 890 миллионов турецких лир при уставном капитале 6,8 миллиардов. Международный банк оказался в центре многочисленных дискуссий из-за приглашения на работу Мануэля Баррозу (Manuel Barroso), председателя Европейской комиссии с 2004 по 2014 год, который, находясь в этой должности, подписал важные соглашения от имени всего огромного газопровода, разделенного на три участка (Tрансадриатический (Tap) — Трансанатолийский (Tanap) — Южно-Кавказский трубопровод (SCP).

Членом административного совета второй контролирующей компании, Arkgaz Enerji, был Зия Илген, зять Эрдогана, муж сестры президента Везиле. Илген — одна из фигур, наиболее приближенных к Эрдогану: президент Турции заявил каналу Al Jazeera, что именно его зять подал сигнал тревоги в связи с попыткой переворота в июле прошлого года, и именно это позволило президенту спастись. Илген является также акционером других компаний трех родственников Эрдогана: брата и двух сыновей.

Капитал Arkgaz, в свою очередь, контролируется двумя компаниями: Ar Enerji (70%) и Cig Petrol (30%). Ar Enerji — это холдинг, которому принадлежит 70% Arkgaz, контролирующей 30% Socar Gas Ticareti. Все тот же Зия Илген, зять Эрдогана, был одним из крупнейших акционеров Ar Enerji. Он контролировал 50% капитала компании, продав их в 2013 году, в весьма удачный период для турецко-азербайджанских компаний: за несколько месяцев до этого европейские власти одобрили проект супергазопровода. Компания зятя Эрдогана оказалась в центре серии обвинений в коррупции, предъявленных в 2015 году турецким парламентарием Айкутом Эрдоглу, членом главной оппозиционной партии: как следует из его заявлений, оставшихся незамеченными, Турция потерпела миллиардные потери на контрактах, связанных с азербайджанским газом.

Обе компании, контролирующие Socar Gaz Ticareti, связаны также с Омером Фаруком Кальончу, важным турецким предпринимателем, владельцем газет и телеканалов, верным сторонником Эрдогана. Одним из членов управляющего совета его издательской группы Turkuvaz media является Серхат Албайрак, брат Берата Албайрака, министра энергетики Турции и зятя Эрдогана.

Другая компания, созданная в Турции государственной азербайджанской группой ГНКАР, Socar Turkey Petrol Enerji также ведет к Эрдогану. Акционерами этой компании являются Омер Гюр, сын Ремзи Гюра, богатого турецкого бизнесмена, которого представители оппозиции называют «банкоматом Эрдогана». Гюр, безусловно, входит в узкий круг предпринимателей, давших Эрдогану ключи к власти: крупные инфраструктуры, энергетические ресурсы, средства информации. У Ремзи имеются родственные связи (появившиеся через брак) с семьей Доган, постоянными акционерами и членами административного совета группы Star Media.

Эта обширная телевизионная и издательская сеть оказалась в центре запутанного дела о скупке и перепродаже контрольного пакета акций, в котором был замешан и другой предприниматель, открыто поддерживающий Эрдогана: его зовут Феттах Таминдже, он также является членом административного совета Arkgaz Enerji. В 2013-2014 годы Таминдже сначала продал, а потом снова выкупил 50% Star Media у компании Socar Turkey Media, компании, созданной государственной азербайджанской энергетической компанией именно для приобретения турецких газет и телеканалов.

Близкие к Эрдогану предприниматели контролируют также компании, выигравшие тендеры на реализацию Трансанатолийского газопровода. Среди строителей крупнейших подрядов (третьего и четвертого) особенно выделяется компания Kalyon Insaat, входящая в группу Омера Фарука Кальончу.

Эта ошеломляющая серия взаимодействий компаний, безусловно, эффективно скрывает связи между азербайджанским газовым бизнесом, окружением Эрдогана и контролем над СМИ и телевидением. Связи становятся более очевидными при ближайшем рассмотрении самих заинтересованных в этом деле лиц.

Зия Илген, зять президента Турции, — бывший преподаватель, открывший в себе призвание к бизнесу в эпоху правления Эрдогана. В Стамбуле его считают ключевой политической фигурой, которая никогда не выходит на публику. Зять президента занимается бизнесом благодаря трем турецким компаниям с тремя родственниками Эрдогана: братом Мустафой и сыновьями Ахметом Бураком и Нечмеддином Билалом. Три семейные компании занимаются морскими перевозками и называются Bmz, Tuzla Tanker и Bumerz. Зять президента является членом административного совета компании Tuzla вместе с Мустафой Эрдоганом, он также занимал должность управляющего компанией Bumerz вместе с братом и сыном Эрдогана, Ахметом Бураком.

Название компании BMZ связано с инициалами трех ее акционеров-основателей, каждый из которых является родственником Эрдогана: Билала, второго сына президента, его брата Мустафы и его зятя Зии. В ряде статей, появлявшихся в иностранной прессе, не раз озвучивались подозрения, подогревавшиеся российскими и сирийскими источниками, что эти компании использовались для контрабанды нефти, необходимой для финансирования «Исламского государства» (организация признана террористической и запрещена в России — прим. ред.), но обвинения, категорически опроверженные турецкими властями, ни разу не нашли доказательств ни в одном судебном расследовании.

Илген был членом административного совета компании Arkgaz Enerji с июня 2013 по июнь 2014 года. Зять Эрдогана вошел в правление вместе с другими своими друзьями-предпринимателями Джемалем Кальончу и Феттахом Таминдже. Илген в 2013 году был акционером и членом административного совета компании Ar Enerji, еще одного газового холдинга. В турецких архивах наблюдается, однако, один странный пробел. Из документов следует, что Илгену принадлежало 50%, которые он продал первого октября 2013 года Джемалю Кальончу (25%) и Омеру Фаруку Кальончу (25%): таким образом, весь капитал оказывается сконцентрирован в Ayyldiz Holding, теперь называющемся Zirve Holding. Доступные документы, однако, не позволяют понять, какая доля акций оказалась в руках зятя Эрдогана.
Омер Фарук — сын Хасана Кальончу, патриарха-основателя группы Kalyon, конгломерата, интересы которого распространяются от СМИ до строительного бизнеса, от энергетики до инфраструктур. В эпоху Эрдогана группа Kalyon присудила себе большое количество крупных подрядов, в том числе, и на самые спорные проекты, как, например, строительство третьего аэропорта в лесах к северу от Стамбула, городского метрополитена и подземного тоннеля, послуживших поводом к молодежным протестам на площади Таксим.

Семья Кальончу открыто связана с турецким президентом. Эрдоган был свидетелем на трех разных церемониях бракосочетания: в 2004 году, будучи главой правительства, — на свадьбе действующего главы компании Омера Фарука, в 2014 году — на свадьбе его двоюродного брата Мехмета Кальончу; в апреле 2015 года — на свадьбе его сестры Кюбры. Омер Фарук Кальончу также является владельцем и президентом компании Zirve Holding, замешанной в спорной продаже активов медиагиганту Turkuvaz. Из документов следует, что компания Zirve была основана за пару месяцев до приобретения в декабре 2013 года этого медиахолдинга. Как показывают материалы судебной прослушки из масштабного антикоррупционного расследования 2013 года, эта покупка контрольного пакета акций якобы была проведена по личному заказу Эрдогана, обращавшегося к разным предпринимателям (оппозиция дала им прозвище «медиакоманда») с просьбой выкупить слишком либеральные средства массовой информации. Разумеется, газеты и телеканалы после смены собственника оказались связаны с партией Эрдогана. Эти материалы прослушки, которые привели к отставке четырех министров, не повлекли за собой никакого судебного процесса. Под обвинением оказались зато бывшие руководители расследований, которых заподозрили в поддержке проповедника Фетхуллаха Гюлена, предполагаемого заказчика неудавшегося переворота в Турции.

В бухгалтерских книгах именно Омер Кальончу значится владельцем и руководителем компании Ar Enerji, которую он контролирует через Zirve, скупившую контрольный пакет акций медиахолдинга. Он также является президентом компании Arkgaz Enerji. Группа Kalyon в эпоху Эрдогана построила, помимо прочего, газопровод в Стамбульском регионе, а также дамбы, водопровод, автострады, метрополитен, университет и больницы.

Феттах Таминдже является владельцем сети отелей Rixos. В интервью 2004 года, получившем широкую известность в Турции, предприниматель заявил во время поездки в Азербайджан, что «влюблен» в Эрдогана и что тот ему снится «три или четыре раза в неделю». Семья президента проводила продолжительные летние каникулы в роскошных отелях Rixos, в частности в 2008 и в 2012 годах. В 2013 году предприниматель получил от властей согласие на воплощение строительного плана, вызвавшего значительные споры, по превращению исторических доков Халич в огромный порт для круизных лайнеров. Его проект по строительству гигантского отеля на античной археологической местности Олимпос-Фазелис также вызвал бурную волну критики.

Таминдже до сих пор является членом административного совета компании Arkgas, в которую он вошел 14 июня 2014 года вместе с зятем Эрдогана. Более того, он владеет 99,9% Ftg Gayrimenkul (в сокращении использованы его инициалы), которая со второго апреля 2015 года владеет всем капиталом Cig Petrol.

Отельер и нефтяник сыграл весьма странную роль в стремительном переходе собственности группы Star Media: в короткие сроки он дважды ее выкупил и перепродал. В частности, он приобрел ее в 2009 году у предпринимателя Этема Санджака. В апреле 2013 года он перепродал 50% акций группе ГНКАР, став, таким образом, самым важным турецким партнером азербайджанского государства. В мае 2014 года он перепродал Этему Санджаку вторую половину акций. Однако в сентябре 2014 года он вновь выкупил 50% акций у ГНКАР. И в том же сентябре 2014 года перепродал их Мурату Санджаку, племяннику Этема.

Помимо Эрдогана, Таминдже, оказывается, любит еще и офшоры. В архиве Панамских документов с ним связано, по меньшей мере, четыре офшора, действовавших в период с 2003 по апрель 2013 год, все они расположены в фискальном раю на британских Виргинских Островах: Althorn International, Hazara Asset Management, Rogor и Sembol Ltd. Юридическая компания Рамона Фонсеки (Ramon Fonseca) и Юргена Моссака (Jürgen Mossack), арестованных, тем временем, в Панаме, внесла Таминдже в список своих лучших клиентов, заслуживающих подарка на Рождество. В прошлом компания проводила также для него конфиденциальные операции: 15 февраля 2006 года, к примеру, Таминдже продает половину акций компании Rogor другому офшору, одним из акционеров которого является некий Чингиз Досмухамбетов, родившийся 25 августа 1982 года в Казахстане, в некоторых статьях в прессе его называют сыном одного из казахских министров. Финансовый директор Rixos, помимо прочего, просил панамскую юридическую компанию открыть счет в швейцарском банке на компанию Althorn.

Ремзи Гюр — известный турецкий бизнесмен, основавший в 70-е годы в Лондоне группу Ramsay, состоявшую из текстильных фабрик в Турции и магазинов одежды от США до России и Китая. В мае 2013 года Эрдоган был свидетелем на свадьбе Тюгбы, дочери предпринимателя. Оппозиция дала ему прозвище «банкомат Эрдогана» в 2009 году, когда огласку получили предполагаемые обращения президента к Гюру с просьбой отправить деньги его дочери Сюмейе, учившейся в США.

Гюр — еще один бизнесмен из окружения Эрдогана, поддерживающий очень тесные связи с азербайджанцами из ГНКАР. С 2008 года он является членом управляющего совета энергетической компании Enpo Enerji, с 2011 года эта компания была одним из учредителей (владеющим 21,5%) Socar Turkey Gaz, торгующей азербайджанским газом. С декабря 2013 года и по сей день (что подтверждают документы от 10 ноября 2016 года) Гюр занимает должность президента Enpo. Другие члены административного совета — это Селим Доган (сын Хасана Догана) и дочь Гюра Ясемин Солмаз. Загадочным образом, в общественно доступных документах не содержится никакой информации об акционерах Enpo. У двоих детей Ремзи Гюра есть также небольшая доля акций торгово-нефтяной компании Socar Turkey Petrol с самого ее основания.

В Панамском досье имеется множество документов на Ремзи Гюра, который уже больше десяти лет является верным клиентом компании Mossack Fonseca. Excel Energy Trading Ltd — так называется офшорный холдинг, созданный в 2010 году на британских Виргинских Островах, 75% акций которого принадлежит самому Ремзи Гюру. Оставшиеся 25% оказались в руках Омера Искефюели, родившегося в 1963 году в Анкаре и живущего в Лондоне. В Турции он известен как руководитель компании под названием Petrol Ofisi International Oil Trading Limited (сокращенно Point) и основатель компании Lysa Investment. Обе компании в Стамбуле обвинялись в предполагаемом мошенничестве с налогами на импорт нефти, реализованной с 2001 по 2008 год, но по этому делу пока еще нет никакого приговора. Вторая зарубежная компания-казначей называется Red Castle International Corp, она зарегистрирована в Панаме в 2004 году. Этот офшор (полномочно) представляет дочь предпринимателя Ясемин Солмаз Гюр. В 2006-2007 годах на счету этой компании значилось 2 155 000 долларов.

Племянник Ремзи Мехмет Гюр является членом управляющего совета турецкой компании Ortadoğu Proje вместе с зятем президента Зией Илгеном. Эта же компания предоставила право подписи брату президента Мустафе Эрдогану.

В 2008 году против Ремзи Гюра было заведено расследование по делу о подкупе политика, он был приговорен к десяти годам заключения. Он всегда отвергал выдвинутые против него обвинения, заявляя, что «ненавидит коррупцию». В 2010 году приговор был заменен штрафом.

Другие члены семьи Ремзи Гюра также обладают большим влиянием. Его шурин (брат его жены Невине) — покойный предприниматель Хасан Доган, занимавший должность главы федерации турецкого футбола. У его брата Хусейна Догана и жены Фатьмы Нурсель имеются многочисленные деловые связи с газовыми и нефтяными компаниями ГНКАР. Хусейн умер в 2016 году, президент присутствовал на его похоронах.

Еще один предприниматель, тесно связанный с турецким правительством, — это Этем Санджак, который, начав с маленькой медицинской компании, создал конгломерат, контролирующий, помимо прочего, сеть больниц и огромную фармацевтическую компанию, проданную в 2013 году английской группе Alliance Boots Стефано Пессины (Stefano Pessina) и Орнеллы Барра (Ornella Barra). Санджак открыто поддерживает президента Эрдогана. Начиная с 2012 года он даже занимает должность уполномоченного по правам человека (омбудсмена) в Партии справедливости и развития. В 2013 году он купил газеты Güneş и Akşam, телеканал Sky360, две радиостанции и несколько периодических изданий у общественного фонда, руководившего банкротством группы Çukurova. В 2014 году он стал конечным покупателем Star Media, компании, оказавшейся в центре продаж и перепродаж Таминдже и азербайджанцев из ГНКАР. В 2014 году Санджак приобрел на общественных торгах, где он был единственным участником, также завод Bmc, производящий боевые танки и водометы, используемые полицией для разгона демонстрантов.

Турецкий министр энергетики Берат Албайрак также является членом семьи Эрдогана: с 2014 года он женат на его дочери Эсре. С 2007 по 2013 год он руководил энергетическим гигантом Çalik Holding и многократно обвинялся оппозицией в использовании связей для приобретения приватизированных энергетических компаний, телевизионных сетей и получения крупных подрядов в Турции и Ираке. Будучи министром, он назначает руководство государственных энергетических компаний: так, государственная нефтегазовая компания Botas напрямую задействована в строительстве Трансанатолийского газопровода. Брат министра Серхат Албайрак был членом совета холдинга Çalık и до сих пор руководит Turkuvaz media.

В Азербайджане газовый блок еще теснее связан с правящим режимом. Президент Ильхам Алиев, находящийся у власти с 2003 года, занял этот пост вслед за своим отцом Гейдаром Алиевым, руководившим бывшей советской республикой с 1969 года: таким образом, это небольшое государство, крайне богатое газом и нефтью, уже полвека находится в руках одной семьи. Азербайджанский режим считается международными организациями одним из наиболее коррумпированных в мире. Из Панамских документов следует, что азербайджанская журналистка Хадиджа Исмаилова (в течение продолжительного времени находившаяся в заключении) была права, называя членов семьи президента-диктатора настоящими владельцами офшорных холдингов, распоряжающихся огромными государственными ресурсами и шахтами драгоценных металлов. В ее статьях рассказывается, что три семьи, Алиевы, Мамедовы и Гейдаровы, контролируют все ресурсы страны. Газета Washington Post обнаружила, что в 2010 году трое детей президента, будучи еще подростками, уже владели (через офшорные компании) недвижимостью за границей стоимостью по меньшей мере 120 миллионов долларов.

В 2012 и 2013 годах, за несколько месяцев до согласия Брюсселя на строительство гигантского трубопровода Tap-Tanap-Scp, лоббисты режима профинансировали десятки европейских и американских парламентариев, в том числе итальянца Луку Волонте (Luca Volontè), подтвердившего журналистам издания Report, что его семейные фонды получили азербайджанские выплаты, по его словам, они были вполне законными: прокуратура Милана определила их сумму в 2 миллиона 390 тысяч евро. Государственная группа ГНКАР продает газ и нефть через таинственную систему компаний. Денежным хранилищем этой системы является швейцарская компания, созданная в 2007 году после открытия нефтепровода Btc, она называется Socar Trading и зарабатывает более 30 миллиардов в год. Однако в первые пять лет азербайджанский режим довольствовался только 50% процентами ее акций. Вторая половина капитала была объединена с двумя частными лицами: молодым азербайджанским предпринимателем Анаром Алиевым и бывшим российским менеджером компании Лукойл Валерием Головушкиным. Первый стал акционером швейцарской ГНКАР, сделав взнос в пять миллионов долларов, второй — в 1 миллион 250 тысяч. В августе 2012 года ГНКАР выкупила их доли, заплатив 103 миллиона азербайджанскому предпринимателю и 30 — российскому.

После этих разоблачений Анас Алиев нарушил молчание, объясняя азербайджанскому изданию, что он «просто предприниматель, который занимается своим делом», что он сменил фамилию на Ализаде в знак того, что не является родственником президента. Дело в том, что за несколько лет азербайджанский предприниматель, который до этого никогда не занимался энергетикой, заключил целых 48 привилегированных соглашений между ГНКАР и совместными предприятиями, владеющими газовыми и нефтяными месторождениями. На этих контрактах Анар Ализаде-Алиев заработал только в период с 2005 по 2012 год, по меньшей мере, 375 миллионов долларов.

Предприниматель родился в азербайджанском регионе Нахчыван, вотчине семьи президента. Его близость режиму проявилась в участии в строительной спекуляции «Baku White City», проекта-символа Европейских игр 2015 года. В попытке отвести себя подозрения в том, что он является высокопоставленным подставным лицом, бизнесмен разместил руководство своей империи в до сих пор недосягаемом предпринимательском раю. Так, например, его компания Union Grand Energy, зарегистрированная в Сингапуре, контролируется совершенно анонимным офшором в Арабских Эмиратах под названием Horizon Investment, где не значится акционеров.

В тех же Эмиратах находится штаб-квартира Heritage General Trading, офшорного хранилища, позволявшего Анасу Алиеву контролировать 40% швейцарской Socar через одноименный мальтийский холдинг. В этой компании, отвечавшей за азербайджанскую казну, было три владельца: головная компания ГНКАР с 50%, российский предприниматель Головушкин с 25% (через Renfrel Holding на британских Виргинских островах) и азербайджанец Ализаде/Алиев с оставшимися 25% (через таинственную эмиратскую компанию Heritage).

В сентябре 2010 года, однако, доля офшора, принадлежащего российскому менеджеру, снижается до 10%, при этом доля азербайджанского предпринимателя вырастает до 40%, в то же время он одалживает 20 миллионов долларов без гарантий швейцарской Socar. В 2011 году компания возвращает ему сумму с процентами. В 2012 году компания выкупает обе частные доли. К тому моменту Анар Алиев выходит из состава швейцарской компании, а Головушкин остается генеральным директором до конца 2013 года, а далее — членом административного совета.

Анру Азимов, топ-менеджер азербайджанской головной компании (где он работает с 1994 года), заявил одному правительственному изданию, что два частных акционера, Головушкин и Ализаде/Алиев вошли в Socar Trading «потому что при их репутации и опыте могли, помимо представления вступительного капитала, обеспечить банковское финансирование, невзирая на кризис».

Альянс с анонимными частными акционерами повторяется во многих других компаниях азербайджанской государственной группы. Мальтийская компания Socar Oil&Gas International Holding, например, контролируется головной компанией ГНКАР и загадочной Sact Ltd, о которой известен только ее адрес в Гонконге, где она зарегистрирована 19 января 2015 года.

Из Панамских документов следует, помимо прочего, что бывший вице-президент компании Лукойл Валерий Головушкин продолжил работать в Швейцарии в компании-спутнике российского энергетического колосса перед тем, как вступить в ГНКАР. На данный момент сложно воспринимать как простое совпадение вступление Лукойла с 10% в консорциум под руководством ГНКАР и Bp по эксплуатации месторождения Шах-Дениз 2. Этот консорциум намерен продавать в Европу, начиная с 2020 года, почти 10 миллиардов кубометров азербайджанского газа как раз через трубопровод Tap-Tanap-Scp, способный выдерживать и в два раза большие объемы.

Мегапроект, получивший одобрение Европейской комиссии во главе с Баррозу, заявленная цель которого — найти альтернативу российскому газу от Газпрома, теперь может получить парадоксальное геополитическое развитие. В декабре 2016 года, после окончания противостояния турецкой и российской стороны в Сирии, Газпром подписал в Стамбуле соглашение о строительстве нового подводного газопровода «Турецкий поток», завершение которого предусмотрено в городе Ипсале, на границе Греции и Турции, точки пересечения Трансанатолийского и Трансадриатического газопровода. Соглашение было подписано турецким министром Албайраком в присутствии его тестя Эрдогана и президента России Владимира Путина, гарантировавшего «Турции скидки на газ». Теперь Газпром планирует присоединиться как раз к газопроводу, идущему к Италии, обладающему неиспользованной производственной мощностью в 10 миллиардов кубических метров. Такой результат представляется почти злой насмешкой Путина, Эрдогана и Алиева: больше газа для всех в обход Украины — врага Москвы и подруги Европы.

Настоящая проблема этого супергазопровода на данном этапе — это не правительства и не протесты граждан, а деньги. В бизнесе азербайджанского газа из транснациональных корпораций более всего заинтересована Bp, выходящая из своего трудного периода: в апреле 2016 года она согласилась заплатить Соединенным Штатам рекордные компенсации размером в 20 миллиардов долларов из-за аварии на нефтяной платформе, которая привела к загрязнению Мексиканского залива.

Последний опубликованный бюджет консорциума Tap Ag от 2015 года показывает, что швейцарская компания серьезно отягощена долгами, настолько, что бухгалтеры-ревизоры сомневаются в ее способности выжить, если только у нее не появится миллиардное финансирование. «Мы считаем, что общественные фонды не должны использоваться в проекте, который может превратиться в черную дыру», — заявляет исследователь Елена Джеребицца из международной организации Re:Common, обнаружившей доказательства безвозвратного финансирования, выделенного Европейской комиссией головной компании Tap (Espresso писал об этом деле две недели назад).

Исследователи из Re:Common уточняют, что даже турецкая компания Tanap получила свыше 10 миллионов безвозвратной ссуды от Европейской комиссии. А, главное, — турецкий участок газопровода воспользовался льготными ссудами на 800 миллионов долларов от Всемирного банка, чем в равных долях воспользовались турки и азербайджанцы (еще 600 миллионов долларов было выделено Азиатским инвестиционным банком). В то же время российская компания Лукойл в 2015 году получила ссуду в 450 миллионов долларов от Европейского банка реконструкции и развития, а еще 250 миллионов — от Азиатского банка развития, предназначенную как раз на развитие азербайджанского месторождения Шах-Дениз 2.

Даже для транснациональных корпораций, контролирующих строительство Трансадриатического трубопровода, среди которых выделяются группа Bp и азербайджанская ГНКАР через связанную с ней швейцарскую Az-Tap, супергазопровод станет колоссальной финансовой операцией: банки вкладывают в нее деньги, которые вернутся им после будущих продаж метана, то есть, из счетов, оплаченных потребителями газа. После Турции и России даже частный консорциум Tap Ag попросил Европейский инвестиционный банк о финансировании в 2 миллиарда: это будет самая крупная ссуда, когда-либо выдававшаяся этим государственным кредитным институтом, возглавляющим другие европейские банки. Как и Европейским банком реконструкции и развития и Всемирным банком, им управляют представители государств-членов ЕС, в том числе, Италии.

 

 

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *