Совет Трампу: остерегайтесь российских троллей

На прошлой неделе российский разведывательный корабль — ССВ-175 «Виктор Леонов», если быть точным — провел несколько дней, слоняясь примерно в 30-ти милях от восточного побережья Соединенных Штатов. Он прочесывал местность вплоть до Коннектикута, затем вниз к Вирджинии, вызывая испуг.

КонтекстРазрядка Трампа — Путина мертва?The American Conservative21.02.2017Антироссийская истерия контрпродуктивнаThe Washington Post22.02.2017Кругман об экономической самонадеянностиThe New York Times24.02.2017

Члены Конгресса обсудили корабль в своих выступлениях. Популярности ему добавили твиты комиков, вроде Челси Хэндлера. На вопрос об этом во время своей ныне печально известной пресс-конференции в четверг, новый президент США заявил, что его присутствие там «это не хорошо!» и высказал предположение, что его похвалили бы, если бы он принял решение убрать его «из воды».

Корабль появился сразу после нескольких других, так сказать, инцидентов, которые стали сигналом тревоги для Вашингтона и других столиц. На прошлой неделе газета The New York Times сообщила, что Россия тайно развернула крылатые ракеты — неясно, когда — вероятно, нарушив договор по вооружению 1987 года. Затем, несколько дней спустя, российские истребители гудели над противолодочным кораблем США в Черном море.

То, что эти события вызвали панику среди весьма осмотрительных людей, почти наверняка является отражением текущей связанной с Россией напряженности в политике США. Эти инциденты сами по себе вряд ли служат поводом для тревоги, хотя они должны стать мотивацией тщательно продуманного ответа. Как и мы, русские в недоумении, они не совсем уверены, чего ждать от Трампа, и пытаются найти болевые точки и красные линии его администрации. И, как обычно, они превращают свою армию в политический инструмент.

Несмотря на все разговоры о Дональде Трампе как о «сибирском кандидате», Москва на самом деле довольно настороженно относится к своей предполагаемой марионетке. Да, напыщенные националистические депутаты, вроде Владимира Жириновского, открывали шампанское после победы Трампа. И очевидная враждебность Трампа к Европейскому союзу, отсутствие у него энтузиазма в отношении приверженности Украине, а также растущая вражда и разногласия среди управляющих классов США, — все это было в интересах России. (Особым удовольствием стал раскол между Белым домом и разведкой.)

Но российские учреждения по внешней политике и национальной безопасности были обеспокоены с самого начала. Новая администрация США частично отступила от первоначального необъяснимого энтузиазма в отношении Москвы. Трамп, наконец, признал, что Крым был «захвачен», и его необходимо вернуть. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков говорил правду, когда на прошлой неделе заявил: «Мы не носим розовые очки, не питаем никаких иллюзий», говоря о вероятности улучшения российско-американских отношений. Когда единственная в мире истинная сверхдержава становится непредсказуемой и воинственной, никто не может оставаться спокойным. Русским очень долго удавалось использовать предсказуемость и сдержанность США, но теперь они вынуждены смириться с иной эпохой.

Итак, Кремль начинает организацию нескольких провокаций и инцидентов меньшего масштаба в попытке проверить новую администрацию США.

Российская армия нужна именно для такого рода ограниченных миссий, по крайней мере, при развертывании на Западе. Да, российские солдаты участвуют в настоящих войнах в Украине и Сирии. Но на Западе их, как правило, используют для того, что я называю «дипломатия в стиле хэви-метал». Это своего рода принудительная, агрессивная дымовая завеса, которая должна разделить, отвлечь и сдерживать Запад, чтобы у него было меньше возможностей и готовности бросить вызов российской агрессии в регионах, приближенных к собственным границам России, ее самопровозглашенной сфере влияния.

Военная мощь России — это обычно грубый инструмент, при развертывании на Западе — молоток, а не скальпель, например, когда российские бомбардировщики имитировали ядерное нападение на Швецию. Тем не менее, даже молоток может быть инструментом для диагностики, когда его использует врач, чтобы проверить рефлексы пациента. Так и русские могут использовать свои вооруженные силы, чтобы проверить реакцию, настроения и пределы Запада.

Похоже, это то, что происходит сейчас. Москва должно быть считает и, вероятно, небезосновательно, что Вашингтон теряет интерес к Украине. Там [в Украине] русские не только поддерживают своих локальных марионеток, чтобы те активизировали бои, они также признали паспорта, выданные в незаконных местных марионеточных государствах. Это серьезный намек на то, что они превращают этот конфликт в замороженный и долгосрочный. Однако, за пределами Украины эти недавние провокации были поразительно ограниченными. Прогудел один корабль, развернут один блок из четырех крылатых ракет SSC-8, единственный разведывательный корабль, остававшийся в международных водах. Каждая [провокация] проверяет реакцию Вашингтона на различного рода стимулы, но достаточно деликатно, в надежде не разозлить Трампа и не загнать его в угол. Собирается ли он агрессивно реагировать на пролеты истребителей? Насколько важны для новой администрации прошлые договора о вооружении? (То, что Трамп, вероятно, назвал Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности 2010 года «плохой сделкой», говорит об их незначительности для нового правительства.) Или же администрация считает российскую разведку действительно серьезной угрозой?

Помня об этом, мы не должны считать, что каждые учения или развертывание — это прелюдия к войне. Разумеется, причин для паники нет. Путин зондирует Соединенные Штаты ради проверки, а не для того, чтобы действительно угрожать им.

Но в таком случае реакция Вашингтона еще более важна. Старое клише о том, что у человека не будет второго шанса произвести первое впечатление, безусловно, относится и к дипломатии. В настоящее время россияне не уверены, чего ждать от новой администрации. Но если им удастся сыграть все «хиты» своей «дипломатии в стиле хэви-метал», и получить только символические ответы, они могут прийти к выводу, что Америка Трампа — слабый соперник.

У Трампа — более, чем достаточно вариантов, от более жестких словесных осуждений, неявных военных предупреждений (предположение, что, скажем, развертывание российских крылатых ракет может заставить Америку развернуть больше систем противовоздушной обороны в Европе) до асимметричного возмездия (например, давая понять, что в следующий раз, когда над американским кораблем будут носиться истребители, украинские солдаты будут получать новые поставки бронежилетов или приборы ночного видения).

Сейчас, кажется, что администрация слишком занята собственной внутренней суетой, чтобы предложить любой ответ. Мюнхенская конференция по безопасности на прошлой неделе предоставила возможность триумвирату взрослых в администрации — вице-президенту Майку Пенсу, государственному секретарю Рексу Тиллерсону, и министру обороны Джеймсу Маттису — попытаться успокоить союзников Америки и немного жестче высказаться в отношении России. Но предстоит выяснить, будет ли это рассматриваться как реальное предупреждение или это истолкуют как еще одно доказательство неэффективности и раскола в правительстве США.

Пока Кремль не поймет, где красные линии администрации Трампа, мы будем видеть новые маленькие акты геополитического троллинга. Кремль считает свою армию неотъемлемой частью своего политического и дипломатического арсенала (даже его переход к гибридной войне предполагает ведение политических войн, которые никогда не достигнут летальной фазы). Так что не стоит паниковать. Но мы должны дать сильный и — самое важное — последовательный ответ, чтобы не допустить еще большего количества пролетов [российских истребителей], и появления разведывательных кораблей в довольно странное время.

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *