Свобода и рабство в новую промонархическую эпоху

Враждебность по отношению к России — старейшая и непреходящая внешнеполитическая традиция в США. И причиной этого является то, что, помимо обычных конфликтов интересов, которые вполне могут возникать между двумя очень большими странами, в основе неприязни Америки против русских лежит еще и философский конфликт, который подогревал ее враждебность на протяжении столетий, что подвергало угрозе судьбы всего мира. Алексис де Токвиль (Alexis de Tocqueville) дал определение этому явлению на последней странице первого тома своего трактата «Демократия в Америке», вышедшего в 1835 году. Америка, объясняет он, побеждает за счет плуга трудящегося, а Россия — за счет меча солдата. В Америке для достижения целей полагаются на личный интерес и дают полный простор силе и разуму человека. В России вся власть общества сосредоточена в руках одного человека. В одной стране в основе деятельности лежит свобода, а в другой — рабство.

В нашу эпоху нам иногда представляется, что конфликт Америки с Россией был явлением холодной войны. Однако он длится вечно. Это борьба демократии с царизмом — даже если в течение нескольких лет царизм и назвал себя коммунизмом.

КонтекстРоссия вышла настоящим победителемThe Washington Post24.03.2017Москва лицемерит больше, чем ВашингтонMobtada24.03.2017Толпы иностранных войск на сирийской землеAl Khaleej23.03.2017Следует согласиться с тем, что на протяжении многих веков Америка почти всегда создавала зловещие альянсы со всякого рода диктатурами по всему миру ради сиюминутных выгод и по причине стратегической необходимости. Франклин Рузвельт (Franklin Roosevelt) даже заключил на какое-то время союз с самой Россией — явно ради выгоды в военном вопросе. Но за этими оппортунистическими союзами всегда скрывался более серьезный конфликт с Россией, вечный конфликт двух философий — либеральной и деспотической. Крах коммунизма и окончание холодной войны, начиная с 1989 года, были с точки зрения либеральной Америки захватывающими событиями. И не только из-за того, что было радостно наблюдать за тем, как рушатся коммунистические диктатуры, но и из-за того, что без угрозы со стороны Советского Союза Америка, наконец, могла свободно отказаться от привычки вступать в оппортунистические альянсы с различными диктаторскими государствами.

Америка могла теперь беспрепятственно выступать в поддержку либеральных движений повсюду в мире. Или так на протяжении нескольких лет ей казалось. И даже потом, когда наивность тех первых лет после окончания холодной войны стала очевидной, даже когда в России начал возрождаться другой вид царизма, а диктаторские режимы и террористические армии в других частях мира оказались сильнее, чем представлялось — даже тогда мы, американцы, могли быть уверены, что наша многовековая либеральная миссия остается неизменной. И что наш долг и наше почетное предназначение по-прежнему состоят в том, чтобы поддерживать и всеми силами защищать либералов всего мира, противодействовать их врагам — то есть, прежде всего, России.

Именно поэтому нынешнее решение Республиканской партии (принятое на самом верху) выступить в поддержку Владимира Путина кажется настолько шокирующим. Вся американская история, казалось бы, говорит о том, что такая смена курса недопустима. Однако именно это и происходит. Более серьезного нарушения американской традиции и быть не может. Президент США Барак Обама любит говорить, что Рональд Рейган (Ronald Reagan), должно быть, в гробу переворачивается, что, несомненно, так и есть. Но и Токвиль тоже переворачивается в гробу, что гораздо более существенно. Это — поворотный момент в американской цивилизации. И никто этот процесс не остановит. Сенатор Джон Маккейн (John McCain was) только что был в Киеве, призывая украинских солдат насмерть сражаться со своими российскими врагами. Но Маккейн в прошлом году чаще всего «тихо» поддерживал единственного в американской истории кандидата в президенты от основной партии, который поддерживает этих российских врагов. И если в вопросе последовательного противостояния промонархическому повороту в американской политике нельзя рассчитывать даже на Джона Маккейна, то на кого же еще можно рассчитывать? Точно, не на Чака Шумера (Chuck Schumer). А это значит, что настал поворотный момент, внезапная капитуляция, неожиданная новая страница в «Демократии в Америке».

 

 

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *