Война — ради чего?

В прошлую пятницу президент Трамп выпустил по авиабазе Башара аль-Асада 59 «Томагавков». Но не выпустил ли он вместе с этим джинна войны из бутылки?

Президент обосновал ракетный удар тем, что Асад уничтожает мирное население отравляющими веществами. Но Трамп преследовал не одну цель, а больше. У него были стратегические замыслы. Во-первых, это утверждение военной мощи США после восьмилетнего периода пассивности при немощном Бараке Обаме. Летающие американские ракеты произвели впечатление не только в Сирии, но и во всем мире. Северокореец Ким Чен Ын и китаец Си Цзиньпин задумались. Си задумался в пятницу вечером над десертом из крем-брюле в Мар-а-Лаго.

Уведомлять американских противников, в том числе вероятных, о том, что против них по необходимости может быть использована военная мощь США — в этом плюс государственной мудрости. Но после нанесения удара президент должен действовать очень осторожно и продуманно.

Владимир Путин принял случившееся к сведению. Эта атака разозлила его, так как Россия сделала большую ставку на режим Асада. Союзники Путина иранские муллы, у которых есть свои замыслы на Ближнем Востоке, тоже приняли к сведению произошедшее. Их действия в Сирии — это составная часть многовекового религиозного спора между шиитами и суннитами за господствующее влияние в исламе.

После ракетного нападения США Путин по сути сказал следующее: «Больше ни одна американская атака в Сирии не останется без ответа со стороны России». К нему присоединились иранцы. Если Путин не блефует, новая американская атака против Асада может привести к более масштабной войне. Готов ли народ США к ее последствиям?

Путинская Россия, будучи амбициозной (или претенциозной?) региональной державой, хочет восстановить свой прежний статус мировой державы. Она сделала большую ставку на Сирию, видя в ней плацдарм для усиления своего влияния на Ближнем Востоке. Путин хочет контролировать восточное Средиземноморье. Ему нужен выход из Черного моря в Средиземное, а также незамерзающие порты для российского флота. Он хочет в какой-то степени контролировать добычу нефти. Он стремится обойти с фланга глобалистскую Западную Европу, которая жалуется на российские поползновения. Крым остается очагом напряженности. А противоречия из-за прибалтийских государств все больше усиливаются.

Американцы должны задать очень важный вопрос: имеет ли Сирия стратегическое значение для США? Соединенные Штаты определенно не хотят, чтобы Сирия и Ливия были надежным убежищем для ИГИЛ (запрещенная в России организация — прим. пер.) и прочих рассадников исламского терроризма, испытывающих ненависть к Америке.

Но надо помнить, что из-за своей политики «смены режимов» президент Обама дестабилизировал Сирию и Ливию. Обама безрезультатно поддержал смену режима в Египте. Ближний Восток перевернулся вверх дном не в последнюю очередь по причине ошибочной веры в то, что свержение плохих правителей, заигрывание с фундаменталистами и демократизация будут полезны для американской безопасности. Джордж Буш заложил фундамент такой политики, развязав войну в Ираке. Пусть намерения у него были благими, но результаты оказались катастрофическими. Регион взорвался. Вакуум власти породил ИГИЛ.

КонтекстПочему Трамп борется с ИГИЛ в Сирии?The New York Times13.04.2017«Скучно, девочки…»Milliyet13.04.2017Скоро третья мировая война?The Week13.04.2017
Могут ли США добиться своих целей по разгрому ИГИЛ, не вступая в прямую конфронтацию с Россией в Сирии? Могут ли они добиться успеха за счет сотрудничества с региональными союзниками, какими для них являются Саудовская Аравия, Египет, Иордания, Катар и Израиль? Могут ли они сделать это силами своих ставленников, помогая курдам и дружественным группировкам в Сирии? Можно ли уничтожить ИГИЛ путем проведения тайных операций и применения сил специального назначения? Хватит ли американским лидерам дисциплины и терпения, чтобы одержать победу опосредованным путем и постепенно?

Асад — плохой человек, в этом нет сомнений. Этот человек вызывает нравственное отвращение и осуждение. Но такие люди как Асад живут на нашей планете с тех пор, как человек стал прямоходящим. Какую угрозу представляет Асад для США и их жизненно важных интересов? Готовы ли США сразиться с Россией, чтобы лишить его власти, о чем сегодня думает администрация? Нравственное возмущение — это достаточное основание для развязывания войны?

Партия войны в США полагает, что да. Джон Маккейн и Линдси Грэм в первую очередь публично демонстрируют свою готовность пойти на риск войны с Россией ради смены режима в Сирии. Выступая в прошлое воскресенье на телевидении, Грэм сказал, что Америка должна активнее действовать в Сирии, направив туда многотысячную группировку сухопутных войск в дополнение к одной тысяче находящихся там военнослужащих. Увеличение численности войск увеличивает и шансы на военное столкновение с русскими.

По словам Грэма, Америка должна сбивать российские военные самолеты, если они наносят удары по поддерживаемым США группировкам. Иными словами, Грэм призывает к большой войне с Россией. Какой выход будет у Путина, если США начнут сбивать его истребители?

Западноевропейские лидеры больше всего хотят наказать Асада, хотя им известно, что это будет удар по Путину, которого они превратили в отверженного.

Вот что сказала об этом британский премьер-министр Тереза Мэй, чья канцелярия выступила с соответствующим заявлением:

«Британское правительство в полной мере поддерживает действия США, считая их надлежащим ответом на варварские химические атаки, осуществленные сирийским режимом, и мерой пресечения дальнейших нападений».

Комментарии Мэй вызывают следующий вопрос: если удар с применением «Томагавков» не удержит Асада от проведения новых химических атак против мирного населения, чем на это ответят американцы и западные европейцы? Или если Асад продолжит массовые убийства ни в чем не повинных людей обычными средствами, и эти убийства будут сняты на камеру — что тогда?

Путин установил предупредительные знаки — свои собственные красные линии. Если США перейдут их, а Путин ответит, возникнет угроза крупной войны с Россией. Война есть война, и в ней случаются всякие неожиданности. Это значит, что конфликт США и их союзников с Россией не ограничится сирийским театром. Война может перейти в Европу. А поскольку у США — непомерные обязательства перед НАТО, американские войска окажутся на линии фронта и будут нести основное бремя и нагрузку. Нельзя исключать, что потери в войсках и среди мирного населения будут исчисляться десятками, а то и сотнями тысяч.

Хотя Россия — всего лишь региональная держава, она по-прежнему является ядерной. А разве война с применением обычных средств не может перерасти в обмен ядерными ударами? Две вооруженные до зубов ядерные державы никогда не сходились на поле боя. Готовы ли президент и вашингтонские политики сделать ставку на то, что войну с Россией удастся удержать в определенных рамках?

Два огромных океана уже не могут защитить территорию США от вражеского нападения. Технологии совершили революцию в области вооружений и средств доставки. Передовые страны могут вести военные действия на большом удалении. У русских в этом плане — немалые возможности. Готовы ли США к тому, что Россия будет наносить удары по стратегическим и даже гражданским объектам на американской территории?

Сегодня война приобрела многоплановый и тотальный характер. Нетрадиционные и асимметричные средства ее ведения — это реальность сегодняшнего дня. Кибернетическая война может серьезно ослабить американскую инфраструктуру, скажем, энергетические сети, системы водоснабжения, финансы, цепочки поставок и прочее. Нельзя также исключать проникновение врага на американскую территорию и диверсионные акты.

Звучит страшно и жутко, не правда ли? Но это истинная правда, ибо современная большая война чревата гибелью большого количества людей и огромными разрушениями. Торопиться с началом войны никогда не следует. Здравые и трезвые умы должны сделать паузу и серьезно подумать.

Соединенные Штаты имеют полное право защищать себя и свои жизненно важные интересы от врагов. Если война ведется в защиту Америки и ее важных интересов, то это правильно. Но мы должны четко определиться с тем, что составляет жизненно важные интересы США. Вольные толкования здесь недопустимы. Высоконравственное возмущение действиями Асада вполне оправданно, но это недостаточная причина для того, чтобы начинать войну с Россией.

У США нет основательных и законных претензий к России, которые требуют начала войны с ней. Мнимые попытки вмешательства в американские выборы в 2016 году — это не основание. Россия не представляет угрозы для территории США. А жизненно важные интересы Америки можно отстаивать и продвигать и без вооруженного столкновения с Путиным.

Но если вы спросите Маккейна и Грэма словами из песни Эдвина Стара, ради чего нужна война с Россией, не ждите, что они ответят строкой из той же песни: «Она абсолютно не нужна».

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *